[back][up level][first][previous][next][last]
    Служение
      Ярославская о., г.Тутаев, Леонтьевская церковь 
      Должность певчий церковного хора, пономарь 
      Год начала 1932 
      Год окончания 1938 
      Свою избу Груздевы поставили на крутом левом берегу Волги и поселились в Тутаеве
      на постоянное место жительства.
      Монах Павел ходил в Леонтьевскую церковь, пел на клиросе в церковном хоре и
      пономарил при иеромонахе Николае (Воропанове)
    Места проживания
      Ярославская о., г.Тутаев (Романов-Борисоглебск) 
      Год начала 1938 
      Год окончания 1941 
    Аресты
      Ярославская о., г.Тутаев 
      Год ареста 1941 
      День ареста 13 
      Месяц ареста 5 
      Перед арестом Павел Груздев работал рабочим на базе "Заготскот".

      Арестован по делу архиепископа Ярославского Варлаама (Ряшенцева) вместе с
      иеромонахом Николаем (Воропановым)
    Осуждения
      30/07/1941 
      Обвинение "участие в к/р группе священнослужителей во главе с архиепископом Варлаамом (Ряшенцевым)" 
      Статья ст.58–10 ч.1, 58–11 УК РСФСР 
      Приговор 6 лет ИТЛ 
      Групповое дело "дело иеромонаха Николая (Воропанова), Павла (Груздева) и др., Ярославская о., г.Тутаев, 1941г." 
      На допросах его избивали и слепили глаза, он потерял зубы и начал терять зрение
      Иеромонах Николай (Воропанов) был расстрелян 3 сентября 1941г.
      Павел (Груздев) был приговорен к 6 годам ИТЛ
    Места заключения
      Кировская о., Вятлаг 
      Год начала 1941 
      Год окончания 1947 
      Из воспоминаний о лагере архимандрита Павла (Груздева):
          
      "На ту пору отбывала у нас срок одна игуменья, мать Нина и с нею послушница ее,
          мать Евдокия. Их верст за восемь от лагеря наше начальство в лес поселило на
          зеленой поляне. Дали им при этом 8–10 коров... Пропуск им дали на свободный
          вход и выход... Как-то мне игуменья Нина и говорит: "Павлуша! Церковь в Рудниках
          открыли, отец протоиерей Анатолий Комков служит — не наш ли протоиерей из
          второй части-то? Если наш, братию бы-то в церкви причастить, ведь не в лесу...
          А у начальника второй части жена была Леля, до корней волос верующая...
          Деток-то у ней... много было!... Она как-то подошла ко мне и тоже тихо так на
          ухо говорит:
          "Павло! Открыли церковь в Рудниках, отец Анатолий Комков из нашего лагеря
          там служит. Как бы старух причастить, которые в лагере-то!"

          — "Я бы рад, матушка, да пропусков на всех нету", — говорю ей. Нашла она
          удобный момент, подъехала к мужу и говорит: "Слушай, с Павлухой-то отпусти стариков
          да старух в Рудники причаститься!" — "Ну, пускай идут", — отвечает он своей Леле.
          ... Вызывают меня на вахту, "Эй, номер 513! Вручаем тебе бесконвойных, свести
          куда-то там...сами того не знаем, начальник приказал — пятнадцать- двадцать
          человек. Но смотри, отвечаешь за всех головой!"... Еще глухая ночь, а уже слышу,
          как подходят к бараку, где я жил: "Не проспи, Павелко! Пойдем, а? Не опоздать
          бы нам. А верст пятнадцать идти, далеко... Пошли. Три четыре иеромонаха,
          пять-шесть игуменов, архимандриты и просто монахи... Был среди них и оптинский
          иеромонах отец Паисий... Вышли из лагеря и идем. А радости-то! Хоть миг
          пускай, а свобода! Но при этом не то чтобы побежать кому-то куда-то, а и мысли
          такой нет — ведь в церковь идем, представить и то страшно.
          "Пришли, милые! — батюшка о.Анатолий Комков дал подрясники. — Служите!"
          А слезы-то у всех текут! Столько слез я ни до, ни после того не видывал.
          Господи! Так бесправные-то заключенные — и в церкви! Родные мои, а служили как!
          Огонь сам с неба сходил на этот домишко, сделанный церковью. А игуменья,
          монашки-то — да как же они пели! Нет, не знаю... Родные мои! Они причащались в
          тот день не в деревянной церкви, а в Сионской горнице! И не священник, а сам
          Иисус сказал: "Приидите, ядите, сие есть Тело Мое!" Все мы причастились.
          Отец Анатолий Комков всех нас посадил за стол, накормил. Картошки миску
          сумасшедшую, грибов нажарили... Ешьте, родные, на здоровье!
          Но пора домой. Вернувшись вечером в лагерь, а уж теперь хоть и на расстрел —
          приобщились Святых Христов Тайн. На вахте сдал всех под расписку:
          "Молодец, 513 номер! Всех вернул!"

      В 1947г. Павел вернулся домой в Тутаев

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ