[back][up level][next][last]
    Места проживания
      Санкт-Петербург (Ленинград), Лиговская, 167–6 
      Год начала 1891 
      Год окончания 1933 
      Проживала вместе с мужем Василием Павловичем Суворовым.
      Работала гардеробщицей в Банно-прачечном тресте.
      Муж работал железнодорожником.
      У них были дочери: Мария (1893г.р.) и Зинаида (1896г.р.)
    Аресты
      Ленинград 
      Год ареста 1933 
      Была арестована вместе с мужем.
      Из протокола следствия: "Изъято при обыске:
      1.Церковная утварь: дарохранительница, пять деревянных крестов.
      2.Церковное облачение: воздух, ризничьи подрясники и др."
      Вскоре Ольга Дмитриевна была отпущена до суда под подписку о невыезде
    Осуждения
      тройка при ПП ОГПУ по ЛВО 
      23/12/1933 
      Обвинение "приверженка запрещенной "ИПЦ", в своей квартире проводила тайные богослужения, укрывала имущество церкви, оказывала материальную помощь репрессированным сторонникам "ИПЦ"" 
      Статья ст.58–10 ч.1,58–11 УК РСФСР 
      Приговор 3 года лишения свободы условно 
      Групповое дело "Дело священника Гайдая П.И., Колесова А.А. и др. участников тайного церковного сообщества "ИПЦ". Ленинград. 1933г." 
      Проходила по одному делу с мужем.
      Из материалов дела:
      "Укрывала от конфискации имущество, церковное облачение и утварь к/р идеологов
      "ИПЦ" — епископа Докторова и др. Совершала систематические выезды в концлагеря и
      ссылки для связи с идеологами иосифлянства и получения от них указаний...
      Для установления связи с епископом Докторовым, находившимся в концлагере,
      выдала себя за его сестру..."
      Из показаний Ольги Дмитриевны на допросе:
      "После закрытия и разорения наших церквей, ареста и заключения в концлагеря
      и ссылки наших идеологов... я считала
      своим долгом принимать все меры к тому, чтобы оказывать им материальную помощь
      как страдальцам за веру Христову. Старалась сохранить их имущество и церковную
      утварь... Используя служебное положение моего мужа, работающего на железной дороге,
      имела возможность получать ж/д билет бесплатно, для того, чтобы ездить в
      концлагеря и ссылки для передачи продуктов и денег, а также для того, чтобы
      лично видеть епископа Докторова.
      В августе 1932г. я поехала в концлагерь к епископу Докторову, чтобы передать ему
      вещи, продукты и деньги, но свидания не получила, т.к. разрешение на личное свидание
      дают только родственникам. Я послала заявление в ОГПУ в Москву, назвавшись сестрой
      епископа, чтобы получить ордер на свидание с епископом... Получив ордер в
      феврале, я поехала вторично к Докторову...
      Кроме того, я смогла оказать материальную помощь ссыльному духовенству и
      монашеству путем посылки им по почте вещей, продуктов и денег, которые
      все собирали для них и приносили в нашу квартиру...
      После ареста и высылки епископа Докторова я и тайно рукоположенный в дьякона
      Юдин Ф.С. забрали все церковные вещи ко мне на квартиру, для того, чтобы там
      можно было устраивать тайные богослужения... Юдин Ф.С. проводил на нашей квартире
      беседы, читал акафисты, т.е. наша квартира стала представлять из себя нелегальную
      домашнюю церковь...
      В июле 1933г. ко мне приезжала из Харькова Ксения Медведская, с которой я
      переслала священнику Загоровскому (Загорскому?), находящемуся на вольной высылке в Курской
      губернии, чемодан с церковной утварью для проведения по месту ссылки тайного
      служения. Этому священнику я также оказывала материальную помощь, отправляла
      посылки и посылала деньги...
      В июле 1933г. со ст. Периб приехал тайно постриженный монах Заводчиков Дмитрий
      Андреевич, который проводил в квартире Мелании Семеновой богослужение.
      В 1929г., когда Пискунов Михаил Дмитриевич был выслан на 3 года в Среднюю Азию,
      я, выдав его за своего брата, написала прошение на имя прокурора республики
      с тем, чтобы его освободили как неправильно высланного... "

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ