Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous]
NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 1995 Дела oki.97 => oki.97 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
4
    Образование
      Московский Государственный Университет, филологический факультет, аспирантура
      Год окончания 1953 
      Будучи аспирантом филологического факультета МГУ, Андрей Чеславович работал
      в городском Педагогическом институте им.Потемкина
    Служение
      Москва, церковь Илии Обыденного 
      Должность алтарник 
      Год окончания 1995 
      Андрей Чеславович Козаржевский был православным, церковным человеком.
      Он помогал в храме, был знаком со многими священнослужителями.
      Любимыми московскими храмами Андрея Чеславовича, помимо родной церкви
      Илии Обыденного, были Елоховский собор, где с 1945г. он стоял на одном и том же
      месте — напротив Казанской иконы Божией Матери; Знаменская церковь в Переяславской,
      где пел его любимый хор Владимира Кондратьева; Вознесенская церковь на Серпуховке
      с хорошим мужским хором.
      "Без Церкви, богослужения с его бездонной богословской глубиной и эстетическим
      совершенством я не мыслю христианской веры", — писал Андрей Чеславович в своей
      "Автобиографии".
      Долгие годы он молитвенно общался со строгим и ученым монахом, митрополитом Рижским
      и Латвийским Леонидом (Поляковым), сердечно любил митрополита Сурожского
      Антония (Блюма) и своего духовника о.Серафима (Шенрока).
      Много лет доброе знакомство связывало его с матушкой Варварой, настоятельницей
      Пюхтицкого монастыря, и многими священниками.
      Уже после смерти Андрея Чеславовича его вдова Ирина Владимировна Барышева
      рассказывала, как в начале 1990-х годов они посетили выставку работ Павла
      Корина на Крымском валу. Там были представлены эскизы к картине
      "Русь уходящая". Для большинства посетителей выставки эта картина была
      символом, печальным образом поруганной родины, а для Андрея Чеславовича — его
      собственная жизнь, конкретные люди:
      "Этому я помогал на службе". "Эту парчовую ризу я видел и держал в руках",
      "Этого протодиакона я слышал много раз", "Эта монашка — знакомая нашей семьи".
      Много лет тому назад у Андрея Чеславовича было желание стать священнослужителем,
      но разные священники настойчиво советовали ему оставаться мирянином и
      в то же время посильно осуществлять определенную духовную миссию. Он это и
      делал на протяжении всей своей жизни.
      Из воспоминаний Елены Лебедевой, выпускницы МГУ, одной из последних студенток
      Андрея Чеславовича:
        "Во времена "застоя" Андрей Чеславович водил своих студентов в церковь Троицы в
        Никитниках в Китай-Городе, превращенной в то время в "музей", и читал лекцию
        о русской культуре в помещении "музея", а после говорил близким, что, может
        быть, побывав пусть и в закрытом храме и послушав его лекцию, человек "кастрюлю на
        икону не поставит"...
        Мы выползали на свет Божий из семидесятилетнего дремучего леса — грязные,
        изорванные, одичавшие, голодные души. Вера была нужна нам, как воздух,
        как Любовь, как сама Жизнь. Многим из нас именно на этом пути повстречался Андрей
        Чеславович — православный до последней капли крови человек. В нем не было
        всего того, что так часто встречается в некоторых людях, называющих
        себя православными и что так отталкивает искренне ищущую Бога молодежь от
        Церкви — ни ксенофобии, ни назойливых поучений, ни лицемерия. Свою веру
        профессор Козаржевский показал своею жизнью...
        За 40 лет работы на истфаке остался беспартийным...
        Валил с ног рак, а он читал лекции, принимал зачеты, по-прежнему "возился
        с людьми", и со складным стульчиком каждое воскресенье ходил на церковную службу.
        Пока не слег окончательно... "
    Места проживания
      Москва 
      Год окончания 1995 
      День окончания 26 
      Месяц окончания 3 
      С 1953г., после окончания аспирантуры и до конца своих дней Андрей Чеславович
      работал на кафедре древних языков исторического факультета МГУ.
      В 1954г. он защитил кандидатскую диссертацию по древнегреческой литературе.
      С 1967г. он стал заведующим кафедрой древних языков (Он был тогда единственным
      беспартийным среди заведующих кафедрами).
      В 1985г. он получил звание профессора.
      Последние годы Андрей Чеславович преподавал не только в МГУ, но и в Российском
      Православном Университете Св.Иоанна Богослова и в Православном
      Свято-Тихоновском Институте (теперь Университете), для которого незадолго
      до кончины он готовил новый спецкурс.
      Андрей Чеславович был широко образованным человеком, многогранные интересы которого
      проявились в его научной и педагогической деятельности: преподавание латинского
      и греческого языков, античной литературы; лекции, учебные пособия и статьи по
      античному ораторскому искусству, риторике, мастерству устной речи (у него
      самого было великолепное московское произношение), изучению памятников
      отечественной истории и культуры, москвоведению; статьи о Новом Завете, Шестодневе
      Василия Великого. Он оставил после себя очень популярные в нашей стране
      учебники латинского и древнегреческого языков, выдержавшие несколько изданий.
      Андрей Чеславович явился автором многих книг.
      Один из слушателей Андрея Чеславовича, доцент-химик, посещавший его лекции
      о памятниках культуры, оставил такую запись:
        "Нежно-саркастичный, галантный и изумительный Андрей Чеславович своей
        непостижимой верой в людей, тонкостью восприятия мира, располагающей
        незащищенностью, духовностью высшего порядка, неустанным стремлением к укреплению
        утончающейся связующей нити времен пробуждает в нас веру в Добро, надежду на
        Исцеление и Любовь к Красоте. Низкий поклон за это".
      Еще в 1960-е годы в МГУ был создан кружок по изучению Москвы и Подмосковья.
      Формально он относился к Клубу МГУ на Моховой (впоследствии Андрей Чеславович
      ратовал за возвращение этого здания общине храма святой Татианы). За счет
      Университета студенты и сотрудники почти каждую неделю могли совершать под
      руководством Андрея Чеславовича автобусные экскурсии не только по Москве и
      Подмосковью, но и в города за пределами Московской обл. За годы работы кружка
      была составлена фототека многих неучтенных памятников архитектуры, выявлено
      и зафиксировано состояние зданий, что способствовало их охране и дальнейшей
      реставрации.
      Из воспоминаний бывшей студентки Андрея Чеславовича Елены Лебедевой:
        "В самом начале первого для нас учебного 1992г. выяснилось, что Андрей
        Чеславович будет читать нам историю Москвы. Вообще-то этот курс назывался
        "Памятники мировой культуры", и в нем Москве были посвящены только первые
        5–6 лекций. Но лично для меня он навсегда останется москвоведением.
        Потому что, хотя Андрей Чеславович одинаково тонко воспринимал все русские
        города (и не только русские), его Москва была неповторима...
        У Андрея Чеславовича Москва пела, плакала, писала стихи, пахла — звучала
        и жила, верила в Бога и славила свою веру. В первой же лекции — устройство
        и символика русского иконостаса, православного храма... И вот...
        медленно учишься читать свою малую родину как священную книгу, как икону
        в камне как символ русской православной веры. И потрясенно кланяешься ей —
        наверное, именно это чувство Андрей Чеславович называл "органическим
        патриотизмом русского православия... Недаром атеисты считали Москву "большой
        деревней" — она никогда не раскрывала им своей подлинной души и никогда не
        разговаривала с ними на одном языке, поэтому ее стройную красивую идейную
        композицию они не видели. Нет Православной веры — главного Ключа к воротам
        Третьего Рима — и они заперты. И московской души без сердечной веры и любви
        не почувствуешь. Чувство Города — драгоценный дар от Бога, как любой другой
        талант. Разве можно научить такому, как было у Андрея Чеславовича, видению Москвы!
        В его лекциях присутствовало то, что отсутствовало у многих других — его
        выдающаяся Личность, преображающая то, о чем он рассказывал. Отсюда —
        знаменитые "лирические отступления" во время лекций. Мы, его студенты,
        как-то пробовали собрать свои конспекты и по ним восстановить курс его лекций,
        но ничего не получилось. То, что он говорил, надо было слышать, слушать и не
        тратить время на бумагу...".
      В течение нескольких лет Политехнический музей выпускал абонементы на
      аудио-визуальные лекции Андрея Чеславовича об архитектурных и исторических
      памятниках Москвы ("Москва Златоглавая") и Подмосковья.
      Трудно перечислить места, где еще он выступал с лекциями и воспоминаниями о
      Москве: Дом Ученых, "Погодинская изба", общество "Старая Москва" при
      Исторической библиотеке и т.д. Вот, например, некоторые темы выступлений
      Андрея Чеславовича в "Старой Москве":
      "Старомосковский говор и его судьба",
      "Патриарх Тихон в Донском монастыре" (к 400-летию Донского монастыря),
      "Праздник Рождества в Москве",
      "Праздник Пасхи в Москве".
      К сожалению, тексты этих выступлений не сохранились.
      Работой Андрея Чеславовича заинтересовалась фирма "Диафильм" и выпустила
      с ним три серии диапозитивов с брошюрами ("Памятники зодчества старой Москвы",
      "Что таят московские дворы", "Возрожденные памятники московского зодчества").
      В последние годы Андрей Чеславович руководил университетским бюро Всероссийского
      общества охраны памятников истории и культуры и был членом
      Экспертно-консультативного Совета при Главном архитектурном управлении Москвы.
      Прекрасный знаток Москвы, Подмосковья, древнерусских городов, где бывал не
      один раз, Андрей Чеславович много ходил, ездил один, с друзьями и студентами.
      И все время фотографировал. Он рассказывал слушателям только о том, что видел
      собственными глазами и заснял своим фотоаппаратом.
      До последнего времени, пока болезнь не свалила его с ног, Андрей Чеславович
      с фотоаппаратом объезжал вновь открывающиеся церкви и вносил их в свой реестр.
      Уже находясь в больнице, он правил гранки своей книги "Московский Православный
      Месяцеслов", выход в свет которого ему не довелось увидеть.
      Его любимым выражением было: "Время бытия течет, почто всуе мятемся?" (Великий
      Покаянный Канон Андрея Критского).
      Жизнь Андрея Чеславовича не прошла всуе

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ