Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX СанРукопол архиепископ Дела ob4.29 => ob4.29 Фотографии
1 Фотоальбом Фотоальбом ob4-30c.jpg Дела ob4.30 => ob4.30 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
4
Служение
    Служение
    Тверь, Желтиков Успенский мужской монастырь 
    епископ 
    Должность епископ Старицкий, викарий Тверской епархии 
    Год начала 1922 
    Месяц начала 1 
    Год окончания 1922 
    День окончания 24 
    Месяц окончания 11 
    Владыка поселился в Желтиковом Успенском монастыре, где прежде был настоятелем.
    Тверичи встретили его с радостью. Он сразу же принялся за благоустроение церковной
    службы, ввел уставное богослужение и обычай паломничества к местным святыням.
    Иногда и сам отправлялся со своими духовными детьми в Торжок, за 60 км. Шли
    пешком, дорогой владыка читал акафист преподобному Евфимию.
    Когда в Твери узнали о голодающих Нижнего Поволжья, владыка решил оказать
    посильную помощь. "Мы не остались, — писал он впоследствии, — чуждыми и
    равнодушными к страданиям голодающих и по призыву Святейшего отца нашего
    Патриарха немедленно готовы были идти со своей помощью... "
    23 февраля 1922г., когда вышел декрет об "изъятии церковных ценностей", правящего
    архиерея не было в городе, и епископ Петр фактически управлял епархией. На
    созванном им совещании было решено немедленно приступить к сбору пожертвований,
    устроить цикл разъяснительных лекций и разослать настоятельницам монастырей
    призыв приютить детей голодающих. Владыка обратился к тверской пастве с
    посланием, в котором, вслед за Патриархом Тихоном, призывал "жертвовать из
    церковного достояния на святое дело все то, что не является существенно
    необходимым для совершения богослужения. Что же касается предметов
    необходимых для совершения святейшего таинства Евхаристии, в случае требований
    об изъятии, мы благословляем верующим выражать свои письменные протесты, входить
    в переговоры с представителями власти и ходатайствовать о замене священных
    предметов". Владыка сам отдал в пользу голодающих все сколько-нибудь ценные
    вещи из храма. Некоторые его упрекали за это, но он говорил: "У нас они стоят так.
    Они лишние. Они не нужны. У нас, значит, они будут стоять, а там люди умирают с
    голода?"
    Служил он ежедневно, утром и вечером. Начинал в 9 часов утра, а заканчивал в
    четвертом часу дня. В проповедях постоянно говорил о помощи голодающим.
    Бывало, прихожане, слушая епископа, плакали и отдавали последнее.
    Особенно же призывал владыка к покаянию: "Делая добро по заповеди Господней,
    мы должны посмотреть на самих себя и на свою жизнь, усилить наш пост и молитву,
    чтобы покаянием и направлением своей жизни умилостивить Бога".
    В трудное время епископ Петр и сам терпел нужду. Бывало, кто-нибудь из прихожан
    отрывал от своего скудного пайка в сто граммов половину хлеба и подавал ему.
    Владыка не отказывался: поблагодарит, улыбнется и возьмет кусочек — зачастую
    это была вся его еда на весь день.
    Все деньги епархиального управления шли в пользу голодающих, и к середине лета
    1922г. служащие епархиального управления оказались практически без средств к
    существованию. Тогда владыка обратился к благочинным епархии с просьбой о помощи.
    Когда летом 1922г. начался обновленческий раскол, епископ Петр немедленно
    запретил в служении тех священников Тверской епархии, которые присоединились
    к расколу, предав факт запрещения широкой огласке, чтобы предупредить мирян
    об опасности обновленчества.
    Летом 1922г. владыка Петр написал обращение к пастве:
    "У этих живоцерковников-обновленцев — ничего нет религиозного; они
    религией лишь прикрываются, они деятели политические, хотя многие и не понимают
    сего. Мы политикой не должны заниматься, не наше это дело. Мы должны признавать
    советскую власть, подчиняться ей по христианской совести и держаться строго
    декрета об отделении Церкви от государства. Нужно обновление не Церкви, а нас
    самих. Мы не умеем, мы разучились усваивать и понимать благодатный дух церковных
    установлений, оттого и кажется нам многое лишним, ненужным, устарелым. Как ни
    прискорбно явление раздора и смуты в Церкви — мы должны благодарить Бога за
    него, ибо в это время отделится пшеница от плевел и каждый оглянется на себя и
    выявит, насколько он христианин православный. Молю Бога, чтобы Он сохранил в
    истинной Церкви побольше людей, хотя и по Писанию знаю, и из наблюдений над
    окружающими вижу, что мало останется истинно верующих".
    Цензура ГПУ отказала епископу в публикации воззвания: "Ввиду того, что обращение
    натравливает одну часть духовенства и верующих на другую, что возбраняется
    декретом об отделении Церкви от государства, который предоставляет право каждому
    гражданину и обществу верить, во что он хочет, и молиться кому и как хочет, в
    печатании данного обращения отказать, а епископа Петра привлечь к ответственности
    за неподчинение соввласти, за применение во время письма дореволюционной
    орфографии".
    Тучков из секретного отдела ГПУ потребовал доказательств, что епископ Петр это
    воззвание распространял. У близкого к епископу протоиерея о.Василия Куприянова
    безуспешно пытались вырвать показания для ареста епископа. Арестовать епископа
    и вести дело в Твери местное ГПУ побоялось и сообщило Тучкову: "Епископ Петр
    предварительным следствием уличен в распространении не разрешенного цензурой
    обращения и на днях будет арестован со всей кучкой тихоновцев. Просим вашего
    разрешения препроводить епископа Петра с его компанией и со всем материалом
    сразу же после ареста к вам во избежание возбуждения фанатиков". Секретный отдел
    ответил согласием, и в ноябре владыку арестовали

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ