Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ФИО Иасон (Порошин Яков Ефимович) Дела osp.71 => osp.71 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
3 Осуждения 1 ОписГрупДела
ОписанияГрупДел
d01.14
    "Дело "Антисоветской группы черносотенных элементов в г.Сергиево Московской обл., 1928г."" 
    Архив ЦА ФСБ РФ. Д.Р-40228. 
    КолЧеловек 82 
    ПриблКолЧеловек 3 профессора МДА 
    КолРасстрелов 0 
    ОсновныеОбвиняемые
      Жена б.товарища обер-прокурора Шаховская А.Д.
      Профессор МДА Введенский Д.И.
      Профессор МДА Глаголев С.С.
      Священник Павел Флоренский
      Смотритель музея Абрамцево Мамонтова А.С.
    ПериодCледствия
      Регион Московская обл., г.Сергиев 
      ПериодСледст май-июнь 1928г. 
      МестоЗаклСлед Москва, Бутырская тюрьма 
      ОсновноеОбвин "Будучи по своему социальному происхождению "бывшими" людьми начали представлять для соввласти некоторую угрозу" 
      ГодОкончСледст 1928 
    ОбщееОписаниеДела 
    Вскоре после издания декрета об отделении Церкви
    от государства большевики приступили к повсеместной конфискации монастырского
    имущества и "национализации самих монастырей. В их числе — Троице Сергиева
    Лавра, на основе историко-художественных и архитектурных памятников которой был
    создан Государственный музей-заповедник. В целях выживания в таких условиях
    многие монахи поступили на государственную службу в музей, в основном сторожами.
    В г.Сергиево — в "аристократическом квартале" (слободах Красюковке, Огородной,
    Нижней — осели т.н. "бывшие" люди — представители известных дворянских родов
    (Олсуфьевы, Илловайские, Истомины, Лопухины, Трубецкие и др.), которые работали
    в музее или занимались кустарным промыслом. Все обвиняемые были людьми
    православными и церковными.
         Делу "группы черносотенных элементов предшествовала разоблачительная
    кампания в печати.
         12 мая 1928 года в "Рабочей газете" появилась статья А.Ляссо "Гнездо
    черносотенцев под Москвой". Сами по себе подзаголовки уже говорили о многом:
    "Шаховские, Олсуфьевы, Трубецкие и др. ведут религиозную пропаганду", "На 12.000
    рабочих — 9 церквей и 2 клуба", "Троице-Сергиева Лавра — убежище бывших князей,
    фабрикантов и жандармов... Тайные монастыри под видом сельско-хозяйственных
    коммун. На советские деньги издается церковная литература". Автор, информируя,
    что в так называемой Троице-Сергиевой Лавре свили себе гнездо всякого рода
    "бывшие", главным образом князья, фрейлины, попы и монахи, призывает:
    "Такое положение дальше терпимо быть не может. Гнездо черносотенцев должно быть
    разрушено. Соответствующие органы должны обратить на Сергиево особое внимание".
    Через несколько дней эстафету подхватила "Рабочая Москва", выбрав главной
    мишенью профессора Духовной Академии П.А.Флоренского и историка Ю.А.Олсуфьева
    (которого ошибочно называла членом Всероссийского Собора Православной Церкви
    1917–1918гг., спутав его с другим Олсуфьевым).
    Они обвинялись в том, что под "маркой государственного научного учреждения
    выпускают религиозные книги для массового распространения". Не остался в стороне
    и журнал "Безбожник у станка" давший список "бывших" людей с прикреплением к
    действующим в г.Сергиево церквам, большинство из которых являлась членами
    приходских советов. Соответствующие органы воспользовались случаем, происшедшим в
    г.Сергиево: на почве бытового скандала был произведен выстрел из револьвера с
    целью убийства зам.зав. агитпропа Укома ВКП (б) тов. Костомарова и арестовали в
    г.Сергиево и Сергиевском уезде более 100 человек, которые даже и не слышали про
    Костомарова. Следствие было произведено молниеносно, ограничившись одним кратким
    допросом арестованного, в ходе которого основной упор делался на отношение к
    советской власти и монархии. И хотя почти все арестованные заявили о своей
    лояльности к советской власти, и отрицали какую-либо с их стороны
    контрреволюционную деятельность, и не было и ни одного допроса свидетелей,
    подтверждавших их виновность, следователь Полянский направил 29 мая следующее:
                                      "ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
    Я, пом. Нач.6 Отд.СООГПУ — Полянский, рассмотрев дело N60110 по обвинению
    гр.ЕЛОВА Михаила Савельевича, ВВЕДЕНСКОГО Дмитрия Ивановича и др., в количестве
    80 чел. по ст.58/10 УК.
                                         НАШЕЛ:
    Согласно имевшихся агентурных данных СООГПУ было известно, что вышепоименованные
    гра-не, проживая в г.Сергиеве и частью в Сергиевском уезде и будучи по своему
    социальному происхождению "бывшими" людьми (княгини, князья, графы и т.п.) в
    условиях оживления антисоветских сил, начали представлять для соввласти
    некоторую угрозу, в смысле проведения мероприятий власти по целому ряду
    вопросов. имевшиеся в СООГПУ агентурные данные стали подтверждаться на страницах
    периодической печати. Так, напр., о Засилье в Сергиевском уезде черносотенцев
    было указано в журнале "Безбожник у станка" (N3), в газ. "Рабочая газета" N109
    от 12 и 17 мая и др. И действительно все обвиняемые, будучи заняты в большинстве
    случаев или торговлей, или кустарным ремеслом (выделки игрушек, вязание чулок)
    или, наконец, отправлением религиозных обрядов в церкви, как служители культа,
    одновременно занимались с этим антисоветской агитацией. Эта последняя
    связывалась ими со всяким рода поводами. Так, духовенство (ЗАОЗЕРСКИЙ, ДИЧИН,
    АРХАНГЕЛЬСКИЙ, ТРОИЦКИЙ и др.) использовали церковный амвон и отдельные группы
    верующих, агитируя против действий соввласти; зажиточные крестьяне (БУТОЧНИКОВ,
    ЖУЧКИН и др.) срывали мероприятия соввласти по проведению самообложения,
    землеустройства и т.п.; быв.монахи лавры (МАРЧЕНКО, ЕГОРОВ, ЛАРИЧЕВ, КОНОНЕНКО,
    СЕМЕНЧИНСКИЙ и др.), устроившись на совслужбу в музей, образованный на месте
    быв. Троице-Сергиевой лавры, создали целую группу антисоветски настроенных лиц,
    агитировавших также против соввласти.
         Почти все обвиняемые благодаря своего происхождения [так в тексте], а также
    положения занимавшегося как в дореволюционное время, так и сейчас, идеологически
    были родственны между собою и составляли целую группировку черносотенного
    элемента, настроенного резко враждебно по отношению к соввласти. Об этом не
    скрывая заявляют на допросе и сами обвиняемые. Так, напр., обвиняемый ИСТОМИН
    С.П. показал: "точно определить свои политические взгляды я затрудняюсь, но во
    всяком случае больше всего близок к монархистам. Как-то на вечере в Сергиеве я
    выступил с защитой памяти Николая Романова. Осуждаю политику соввласти в том,
    что т.н. бывшая аристократия подвергается гонениям, репрессиям и т.п."
    Обвиняемые: ИСТОМИНА С.И., ЛОПУХИН А.С., МАМОНТОВА А.С., открыто причисляют себя
    к монархистам.
         Естественно поэтому, что выстрел из револьвера производившийся в целях
    убийства зам.зав. агитпропа Укома ВКП (б) тов. КОСТОМАРОВА, смаковался больше
    всего в этой среде. Естественно также с другой стороны, что малейшее послабление
    органов соввласти в расследовании данного дела могло бы усилить активность
    контрреволюционного, черносотенного элемента Сергиевского уезда.
         Принимая во внимание вышеизложенное, я полагал бы:
         Передать данное дело на рассмотрение тройки СООПГУ.
         Все обвиняемые перечисленны в прилагаемом списке.
         29/V 28 г.
         Пом. Нач.6 Отд.СООГПУ:
         (Полянский) (подпись)."
    Через неделю 8 июня на заседании ОСО ОГПУ были вынесены приговоры, а спустя еще
    две недели тоже самое ОСО ОГПУ почти все эти приговоры подтвердило. И всем 80
    человекам пришлось покинуть г.Сергиев и отправиться в ссылку. Данное дело
    известно под названием: "Дело "Антисоветской группы черносотенных элементов в
    г.Сергиево Московской области", и хранится в архиве ЦА ФСБ РФ под названием
    "Дело Александрова и др." (вероятно, по имени первого человека в алфавитном
    списке арестованных).
    СписокПострадавших

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ