Служение
      Петроград (Ленинград), Троицкая церковь при подворье Свято-Троицкого Творожковского женского монастыря 
      Должность иподиакон, член Александро-Невского Братства 
      Год начала 1923 
      Год окончания 1930 
      Месяц окончания 4 
      Р.А.Мещерский участвовал в деятельности молодежных христианских кружков и
      Александро-Невского Братства, основанного митрополитом Вениамином в 1918г.
      для защиты святынь Александро-Невской Лавры, после ареста митрополита
      "осевшего" при церкви Творожковского подворья.
      В церкви Творожковского подворья в 1923–1930гг. с перерывами служил архиепископ
      Гавриил (Воеводин), проживавший в Петрограде официально на покое.
      Н.А.Мещерский служил иподиаконом у Владыки Гавриила (Воеводина) на Творожковском
      подворье и оставил ценные свидетельства о Братстве того периода.
      Из воспоминаний Н.А.Мещерского:
          "Владыка Гавриил жил на квартире своей сестры на Петроградской стороне.
           В конце 1923г. он познакомился с Александро-Невским Братством, начал
           посещать богослужения как простой богомолец. Ему там очень понравилось,
           и он стал посещать Братство.
           В 1923г., когда Братство осело на Творожках, его пригласили там служить.
           Тогда архиереи жили тем, что гастролировали по приглашениям.
           Никакого содержания от епархии они не получали. Владыка Гавриил был
           замечательный литургист, он очень любил богослужения и способствовал
           закреплению этих традиций. Непередаваемо читал Евангелие! У него была
           такая ясная дикция, что его было слышно во всех уголках... Это был
           выдающийся человек. И мне лично он был особенно близок.
           Мы познакомились еще до того, как образовалось [при Творожковском
           подворье] Братство. Я стал туда ходить, когда узнал, что он там
           служит".
      Н.А.Мещерский свидетельствовал, что в это время братчики активно продолжали
      свою деятельность, а их ряды пополнялись высокообразованными молодыми людьми,
      возобновилась также связь Братства с Александро-Невской Лаврой.
      В частности, Никита Александрович писал:
          "Первый раз я увидел братское богослужение в 1924г. в Страстной четверг.
           Это произошло после того, как закрыли малую университетскую церковь...
           Второй раз я попал на братскую службу в Фомино воскресенье; накануне
           Фомина воскресенья я был на Творожках. Меня тогда поразило очень многое —
           у них было совсем не то, что мы ожидали от Пасхальной службы.
           Во всех церквах просто повторяли Пасхальную службу, а здесь совсем другое
           — строго по уставу служба недели о Фоме.
           На другой день хоронили [братчицу] мать Екатерину (Князеву)...
           Ее отпевали в Александро-Невской Лавре, в Федоровской церкви ...
           Отпевал ее о.Нектарий (Трезвинский)... М.Н. Билибина просила, чтобы мне разрешили
           прочитать Апостол на литургии и на отпевании.
           Тогда я впервые читал в братстве. И с тех пор я стал регулярно бывать
           на Творожковском подворье, где тогда трудилось братство".
      В марте 1925 г. был освобожден из ссылки епископ Иннокентий (Тихонов).
      Сразу же после своего возвращения Владыка возглавил братскую деятельность.
      Его приписали к церкви святых Бориса и Глеба на Калашниковской (Синопской)
      набережной, он перевел значительную часть Александро-Невского братства и
      братский хор в этот храм.
      Но основным храмом Александро-Невского братства в 1925г. все-таки
      осталась Троицкая церковь Творожковского подворья. Там продолжал служить
      архиепископ Гавриил (Воеводин), и было решено сохранить братский чин богослужения.
      Архимандрит Гурий (Егоров), вернувшийся из ссылки в июне 1925г. постепенно
      сделал еще одним — третьим центром Братства — Киновию Александро-Невской Лавры.
      Ввиду ареста Владыки Иннокентия в декабре 1925г. та часть братчиков, которая
      перешла ранее в церковь Бориса и Глеба, в 1926г. снова вернулась в Троицкую
      церковь Творожковского подворья.
      В 1926–1928гг. жизнь и деятельность Братства официально оставалась нелегальной,
      но в то же время прямо не преследовалась. Несмотря на арест и ссылку
      епископа Иннокентия, Александро-Невское Братство по-прежнему возглавляли
      три находившихся между собой в тесном духовном общении и единстве руководителя
      — отцы Гурий и Лев (Егоровы) и о.Варлаам (Сацеротский).
      В начале 1926г. Н.А.Мещерский и Р.Лобковский, будучи молодыми учеными,
      организовали кружок по изучению монашества имени Иоанна Лествичника.
      Первоначально его возглавлял о.Лев (Егоров), затем с осени 1926г.
      вернувшийся из ссылки о.Варлаам (Сацеротский), а с 1928г. архимандрит Гурий.
      По свидетельству Мещерского, занятия кружка проходили следующим образом:
          "Каждый раз мы правили канон Иоанну Лествичнику. Во-первых, обязательно
           читали (с комментариями) главу из Лествицы.
           Затем по очереди делали доклады по истории русского монашества XVIII-XIX вв.
           — о Серафиме Саровском, Амвросии Оптинском, Игнатии Брянчанинове...
           Когда нас посадили, это было главное, что нам вменяли, это был главный
           состав нашего преступления.
           Этот кружок особенно активно собирался в 1926–1928гг.
           После 1928 г. по разным причинам мы его "свернули", собирались изредка".
           Почти все из членов кружка в дальнейшем приняли монашеский постриг.
           Руководители Александро-Невского братства, видя нарастающий процесс
           уничтожения существующих обителей, с еще большей активностью стремились
           подготовить к принятию пострига молодых образованных людей...".
      Однако, не менее 9 молодых людей, так или иначе связанных с
      Александро-Невским братством, в конце 1920-х-начале 1930-х гг. приняли
      монашеский постриг в мантию. Еще несколько человек, имевших такое
      намерение, из-за арестов или по другим причинам не смогли этого сделать.
      На допросе 29 февраля 1932г. Н.А.Мещерский (в записи следователя) показал:
          "До 1928г. обработка светской учащейся молодежи носила более или менее
          организованный характер. Устраивались собрания, на которых читалась
          аскетическая литература с последующим толкованием.
          Устраивались чаепития с хорошим угощением и последующими беседами".
      Кроме принявших постриг Никита Александрович назвал еще трех молодых
      людей, подготавливаемых к монашеству — себя, Николая Киселева и Николая Лычева
      (арестованного в конце 1928г. вместе с архимандритом Гурием).
      Помимо работы монашеского кружка Иоанна Лествичника в 1926–1928гг. регулярно
      дважды в месяц проводились заседания философского кружка под руководством
      архимандрита Варлаама (Сацеротского). По свидетельству Н.А.Мещерского:
          "Философский кружок работал под руководством отца Варлаама и собирался
           у нас на квартире через неделю, после вечерни.
           Начали мы с Флоренского "Столп и утверждение истины" — нужно было
           реферировать главы книги и беседовать о них.
           Потом было намечено: Евг.Трубецкой "Свет невечерний", С.Булгаков
           "Два града", что-то Бердяева. Словом, философы ХХ века".
      Философский кружок братства был связан с другими полулегальными
      религиозно-ориентированными организациями интеллигенции города
      ("Космической академией" и религиозно-философским обществом "Воскресенье").
      Два-три раза в год на различных квартирах собиралась для заслушивания докладов
      так называемая "большая (или умная) группа братства".
      Н.А.Мещерский выступил на подобном заседании группы в 1925г. в день Отцов
      I Вселенского Собора, когда отмечалось его 1600-летие, с докладом о Соборе.
      27 мая 1927г. агенты ГПУ арестовали архимандритов Гурия и Льва, за решеткой
      также оказались архиепископ Гавриил (Воеводин), несколько братчиц, настоятель
      Александро-Невской Лавры епископ Григорий (Лебедев) и преподаватели Богословско-
      Пастырского училища, якобы образовавшие при училище кружок "Ревнителей Истинного
      Православия". В ноябре 1928г. это дело было прекращено, но к тому времени
      все духовные учебные заведения Московской Патриархии в Ленинграде, как и по всей
      стране, были закрыты.
      В апреле 1930г. церковь подворья Творожковского монастыря была закрыта,
      что стало тяжелым ударом для Александро-Невского братства.
      Ленинград, собор Феодоровской Иконы Божией Матери на Миргородской ул. (недалеко от Лавры) 
      Должность иподиакон, член Александро-Невского Братства 
      Год начала 1930 
      Месяц начала 4 
      Год окончания 1932 
      Архимандрит Варлаам (Сацеротский) и архиепископ Гавриил (Воеводин),
      в декабре 1928г. вернувшийся в Ленинград, перешли служить в Феодоровский собор
      на Миргородской улице недалеко от Лавры. Туда же перешли и оба братских хора.
      Кроме того, одним из центров Братства продолжала оставаться Лаврская Киновия.
      После ареста архимандрита Гурия (Егорова) руководство остатками Братства легло
      на архимандрита Варлаама. Общее количество братчиц и братчиков к 1929г.
      составляло около 70 человек. Деятельность братства заключалась в
      устройстве хоровых спевок и организации хора в Феодоровском соборе.
      Кроме того, осуществлялась помощь высланному духовенству путем сбора
      денег, вещей и отправки посылок.
      Для воспитания членов в монашеском духе рекомендовалось посещение монастырей,
      таких как Макариевская пустынь и Сергиева пустынь. О всей деятельности
      Братства было известно настоятелю собора Льву (Егорову), и без его
      благословения в храме ничего не могло совершаться.
      Осенью 1930г. возник еще один центр Александро-Невского Братства при церкви
      Тихвинской иконы Божией Матери в Лесном, настоятелем которой стал служить
      иеромонах Вениамин (Эссен).
      Но главным центром Братства с апреля 1930 по февраль 1932гг. являлся собор
      Феодоровской иконы Божией Матери, ранее бывший при подворье Феодоровского
      мужского монастыря Нижегородской епархии.
      Поэтому в храме и в начале 1930-х еще продолжало служить несколько монахов
      Феодоровского монастыря. Но настоятелем был о.Лев (Егоров).
      Под видом загородных экскурсий и прогулок для членов Братства регулярно
      устраивались коллективные паломнические поездки в монастыри.
      Кроме того, братчицы и самостоятельно ездили на богомолье. Особенно тесные
      связи существовали с Макарьевской пустынью.
      Братство осуществляло материальную помощь высланному духовенству
    Аресты
      Ленинград 
      Год ареста 1932 
      День ареста 18 
      Месяц ареста 2 
      Был арестован в ночь с 17 на 18 февраля 1932г. за участие в деятельности
      Александро-Невского Братства.
      Общее количество арестованных в эту ночь в Ленинграде составляло около
      500 человек, в том числе более 40 членов Александро-Невского Братства в Ленинграде
      а еще 51 человек из "филиалов" братства на периферии.
      При аресте в числе других рукописей у Н.А.Мещерского были изъяты и пропали
      рукописи поэта Н.А.Клюева.
      Из воспоминаний Н.А.Мещерского:
          "В пятом часу кончился обыск, разрешили мне попрощаться с матерью,
           и мы пошли. В эту ночь было так много арестов, что машин не было.
           И мы пошли пешком по 10-й линии к набережной, на набережной он остановил
           первую же машину, проезжавшую там... нас с охранником посадили в кузов
           (гепеушник сел в кабину) и повезли в ДПЗ на улицу Войнова ...
           Там была первичная регистрация, отбирали недозволенные вещи —
           из разговоров сотрудников я понял, что арестовано 500 человек
           (они говорили, что нужно заготовить 500 порций завтрака).
           Регистрировали нас комсомольцы — активисты и активистки, добровольцы.
           Отправили меня в общую камеру N 9 на 3-м этаже. Все там было забито
           до отказа. 18 коек — 60 человек. Когда я туда попал, там еще спали,
           и мне пришлось стоять несколько десятков минут, потому что негде было
           ни лечь, ни сесть. Спали на койках, под койками, между койками"
    Осуждения
      Выездная Комиссия Коллегии ОГПУ 
      22/03/1932 
      Обвинение "участник тайной контрреволюционной церковной организации, контрреволюционная деятельность" 
      Статья ст.58–10,58–11 УК РСФСР 
      Приговор 5 лет концлагерей 
      Групповое дело "Дело Петроградских православных братств. Петроград. 1932г." 
      По делу Александро-Невского Братства было сфабриковано огромное дело —
      почти на 100 человек.
      Как указывает в своей статье М.Шкаровский, к сожалению, Н.А.Мещерский
      на трех допросах — 25,29 февраля и 9 марта дал очень обширные и, в изложении
      следователя, тенденциозные показания.
      Позднее Никита Александрович так вспоминал о методах дознания, применяемых
      к нему следователем:
           "Он мне рассказал, что он сотрудник института этнографии и занимается
            этим по совместительству, его интересует современное состояние религии.
            Он мол де хочет говорить как коллега с коллегой.
            Начал он с того, что застучал кулаком и закричал:
                "Говори, кто тебя постригал!"
            Я ему сказал, что я не монах, и что меня никто не постригал, и требовал,
            чтобы он не кричал, а то я не буду говорить. Он переменил тон,
            разговаривал вежливо, но все время были подвохи ...
            На втором допросе он вел себя иначе. Предложил папиросы, чай с конфетами.
            Мне задал несколько вопросов малосущественных. Потом говорит:
                "У нас серьезная проблема, нам надо очистить Ленинград от людей,
                 которые могут нам всадить нож в спину. Мы хотели бы, чтобы Вы нам
                 помогли".
            Я ничего не ответил. В третий раз:
                "Я вижу, что Вы не разоружились. Значит, Вам придется поехать,
                 хоть и недалеко (но я уже предвидел свою будущую судьбу).
                 От того, как Вы будете себя вести, будет зависеть кара — будете ли
                 Вы отвечать как один из руководителей, или только как привлеченный".
      В тайном монашестве следственные органы обвиняли не только Н.А. Мещерского,
      но и чуть ли не каждого арестованного по делу братства мирянина,
      даже если тот имел семью.
      Открытого суда не было.
      22 марта 1932г. выездная Комиссия Коллегии ОГПУ вынесла подсудимым приговор —
      от лишения права проживания в Ленинграде и Ленинградской обл. на 3 года
      до 10 лет лагерей.
      К максимальному сроку наказания были приговорены архимандриты Лев, Варлаам,
      иеромонахи Сергий (Ляпунов), Вениамин (Эссен) и некоторые другие
      Н.А.Мещерский был приговорен к 5 годам лагерей вместе с архиепископом
      Гавриилом (Воеводиным), иеромонахом Серафимом (Суторихиным),
      иеродиаконом Афанасием (Карасевичем) и несколькими другими наиболее активными
      братчиками и братчицами. Остальные были приговорены к 3 годам лагерей
    Места заключения
      Ленинград, ул.Войнова, ДПЗ 
      Год начала 1932 
      День начала 18 
      Месяц начала 2 
      Год окончания 1932 
      Свирлаг 
      Год начала 1932 
      День начала 13 
      Месяц начала 4 
      Год окончания 1937 
      Заключение отбывал на лесоразработках Свирлага.
      Н.А.Мещерский вспоминал, что вместе с ним 13 апреля на берега р.Свирь привезли
      отцов Серафима (Суторихина), Афанасия (Карасевича), Павла (Вихрова) и
      Николая Киселева, а уже 17 апреля их всех отправили на работу по
      сплаву леса.
      После освобождения в 1937г. Н.А.Мещерскому было запрещено проживание
      в крупных городах

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ