Рукоположение
      иеродиакон 
      1959 
      День 21 
      Месяц 3 
      Место Гродненская о., Слонимский р., мест.Жировицы, Свято-Успенский Жировицкий монастырь 
      иеромонах 
      1970 
      Месяц 5 
      Место Гродненская о., Слонимский р., мест.Жировицы, Свято-Успенский Жировицкий монастырь 
    Служение
      Гродненская о., Слонимский р., мест.Жировицы, Свято-Успенский Жировицкий монастырь 
      иеродиакон, иеромонах 
      Должность эконом 
      Год начала 1959 
      Год окончания 1972 
      Несмотря на все трудности, молитвами Божией Матери и старцев обители — новый
      эконом успешно поддерживал монастырское хозяйство.
      Прибегал он за помощью и к покойному иеромонаху Иерониму (Ковалю). В один год
      было объявлено, что в монастыре брюшной тиф, и его закрыли на карантин. Но
      дети сделали подкоп под стену и таким образом паломники могли попасть внутрь
      обители. Это, конечно вызвало недовольство властей. Могли возникнуть
      неприятности. Тогда о.Евфимий две или три ночи тайно ходил на могилку
      о.Иеронима и возвращался оттуда с красными глазами и опухшим от слез лицом.
      Отстоять монастырь удалось. О.Евфимий, по воспоминаниям знавших его людей, был
      среднего роста, худощав, имел острый пронзительный и в то же время доверчивый
      взгляд. Был тверд, решителен и в то же время осмотрителен, был аскет,
      неутомимый молитвенник. Спал зачастую по 3–4 часа в сутки. Из числа
      наместников, при которых о.Евфимий исполнял послушание эконома, он был,
      пожалуй, наиболее близок с архимандритом Михеем (Харахаровым). Их сближало то,
      что им обоим пришлось немало вынести притеснений со стороны властей. И того и
      другого не раз вызывали в "органы", и один Господь знает, что им там
      приходилось терпеть. Когда кто-то из них возвращался "оттуда", то его
      спрашивали, что "там" хотят. В ответ они говорили: "Не я строил (обитель), не
      я буду и отдавать!" В 1963г. была закрыта Минская Духовная Семинария (которая
      располагалась на территории обители). В ее трехэтажном здании власти
      намеревались расположить ремесленное училище, чтобы сильно притеснить
      монастырь. Тогда наместник написал рапорт правящему архиерею с просьбой
      переселить туда насельниц Гродненского монастыря, проживавших в обители в одном
      корпусе с братией (со времени закрытия в 1960г. монастыря в Гродно), что
      являлось нарушением канонов Церкви. Но у эконома не было уверенности, что из
      этого рапорта, что-либо выйдет, поскольку властям было очень важно отобрать
      это здание. И тогда он принял смелое решение. Взяв себе в помощь преподавателя
      о.Валентина Радугина, они за одну ночь полностью переселили всех монахинь в
      семинарский корпус, перетащив туда все их вещи. Когда наступил день, то было
      обнаружено, что здание уже заселено. Так оно осталось за монастырем. Еще до
      поступления в монастырь о.Евфимию пришлось немало пережить. И здесь
      регулярные вызовы и посещения научили быть его мудрым и осторожным в словах и
      ответах. Об одном таком посещении властей вспоминает одна монахиня. Приехавшие
      начальники вызвали эконома в бухгалтерию. Беседа с ним длилась около трех
      часов. Среди прочего ему задавали каверзные вопросы с целью найти в ответах
      повод для обвинений. "Как вы (т.е. насельники) смотрите на атеизм?" Вероятно,
      они ожидали получить отрицательный ответ, но о.Евфимий нашелся: "Как на
      ветрячок. Слабый ветер — слабо крутится, а как буря , сильно. Так и мы: когда
      буря, сильнее молимся". Когда в 1964г. остро встал вопрос о закрытии обители,
      о.Евфимий три дня находился безвыходно в своей келии и просил о помощи Божию
      Матерь. Затем отправился на встречу с властями. Нам остались неизвестны
      подробности этого дела и что пережил тогда о.Евфимий, но в результате, хотя
      братский корпус в конце концов и отошел под больницу, монастырь не закрыли.
      Всегда, куда бы ни отправлялся о.Евфимий он ехал в подряснике. Что касается
      отношения его к людям, то жители Жировиц не раз обращались к нему за помощью, и
      он по мере возможности помогал им. Такая доброжелательность привлекала к нему
      даже неверующих. На Пасху для бедных семей эконом выделял куличи. Умел он
      обращаться и с рабочими, хотя порой бывал и грубоват и не любил непослушания —
      за это он мог быстро дать расчет. При ведении высотных работ, например, при
      ремонте собора, он никого не пускал на леса, пока сам их не облазит и не
      проверит надежность каждой доски. Но при этом эконом следил, чтобы никто не
      болтался по монастырю без дела: побыл несколько дней, помолился — езжай. Для
      себя из монастыря о.Евфимий ничего не брал не давал наживаться за его счет
      другим. Все его заботы были о благосостоянии обители. Конечно, для таких
      трудов нужны были неимоверные силы и энергия. И Господь явно укреплял его.
      Были и явные свидетельства хранения его Промыслом Божиим. Когда в начале
      1970-х годов перекрывали купола Успенского собора, он сам проверял, правильно
      ли прибиваются листы жести. Сам лично красил крест на соборе. Однажды сильный
      ветер сорвал один из листов жести на верхнем куполе собора, возникла
      опасность, что что будет уничтожено все покрытие. О.Евфимий, цепляясь за
      веревки, забрался на верх и пытался прибить лист, но порывом ветра был сорван
      сам и некоторое время болтался на страховочных веревках. Народ в страхе
      наблюдал за происходящим, постилая на землю матрацы. С Божьей помощью батюшке
      удалось закрепиться и закрепить оторванный лист... Спустившись на землю, он
      пал лицом вниз и так лежал долгое время. Потом он закрылся в келии и пробыл там
      много времени, не выходя. Крепким здоровьем о.Евфимий не отличался, а после
      случая на куполе стал сильно сдавать, так что череду не всегда мог служить.
      Отдыхать, лечиться — времени не было, нужно было вести нелегкое монастырское
      хозяйство. Не раз ему приходилось терпеть от властей за паломников. При помощи
      о.Евфимия их удавалось устраивать в Жировицах. В 1961г. был запрещен
      колокольный звон, чтобы власти не отобрали колокола о.эконом спрятал их, не
      успели снять только самый большой колокол, о котором старожилы вспоминают, что
      он был слышен до самого Слонима. Только в 1988г. колокольный звон снова был
      разрешен и тогда достали сохраненные колокола. Трудно перечислить все труды
      о.эконома в обители, которая благодаря его заботам и трудам все более
      благоустраивалась и отстраивалась

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ