Образование
      Латвийский университет, богословский факультет, православное отделение
      Год окончания 1941 
      Чтобы углубить свое богословское образование, о.Николай поступил
      на открывшийся в 1937г. при университете в Риге богословский факультет,
      совмещая учебу со службой в церкви
    Служение
      Латвия, г.Рига, Покровская церковь 
      иерей 
      Должность второй священник 
      Год начала 1938 
      День начала 1 
      Месяц начала 1 
      Год окончания 1940 
      1 января 1938г. Синодом Латвийской Православной Церкви о.Николай был перемещен от
      Малиновской Свято-Ильинской церкви к Рижской Свято-Покровской церкви на
      должность второго священника.
      Одновременно на него были возложены обязанности по обслуживанию прихода
      в Кемери в летние сезоны.
      О.Николай вошел в семью протоиерея Иоанна Янсона как самый дорогой и
      близкий по духу человек.
      4 мая 1938г. у Трубецких родилась дочь Ирина
      Латвия, г.Рига, Покровская церковь при Поковском кладбище 
      иерей 
      Должность секретарь Епархиального управления при архиепископе Сергии (Воскресенском) 
      Год начала 1940 
      Месяц начала 12 
      Год окончания 1941 
      Летом 1940г. советские войска вошли в Латвию, после чего она была
      принята в состав Советского Союза как Латвийская ССР.
      В декабре 1940г. в Ригу прибыл из Москвы архиепископ Сергий (Воскресенский),
      и Латвийская Православная Церковь стала епархией Московской Патриархии,
      а архиепископ Сергий — Экзархом и управляющим Латвийской епархией.
      При архиепископе Сергии было учреждено Епархиальное управление, председателем
      которого был назначен о.Иоанн Янсон, а секретарем — о.Николай Трубецкой.
      Из воспоминаний о.Николая:
            "Расспрашивая меня о Парижском богословском институте, архиепископ Сергий
             попросил меня дать ему для прочтения сохранившуюся у меня копию моей
             кандидатской работы "Вера и современный атеизм в СССР... ". На следующий
             день он, взволнованный, явился ко мне и сообщил, что он ее сжег; что мое
             великое счастье, что у меня не было еще обыска, ибо в таком случае мне и
             моей семье не избежать бы самой страшной участи!.. По его требованию я
             дал ему клятвеное обещание молчать о том, что этот эпизод происходил
             между нами... Впоследствии, когда я проходил "врата ада", — ибо в те жуткие
             времена этой "улики" (кандидатской работы) могло быть достаточно для
             "десяти граммов в затылок"! — я убедился в искренности и доброжелательности
             ко мне Экзарха"
    Места проживания
      Латвия, г.Рига, ул.Миера, церковный дом 
      Год начала 1938 
      Год окончания 1941 
      До 1940г. семья Трубецких с женой и маленькой дочерью занимали обширную квартиру из 4-х комнат
      в церковном доме на ул.Миера.
      С приходом Советской власти семью о.Иоанна "уплотнили", пришлось уступить
      две комнаты "квартирантам", одну — милиционеру Рижского порта, другую — чекисту,
      служившему в Центральной тюрьме.
      В июне 1941г. перед началом войны обстановка в Риге стала тревожной, в Ригу стали ежедневно
      прибывать сотни совершенно новых военного типа грузовиков с вооруженными советским
      солдатами, то же самое происходило на речных и железнодорожных путях, где
      накапливалось множество товарных эшелонов.
      Из воспоминаний о.Николая:
           "Под вечер 12 июня мы с Ириной и трехлетней Котькой (дочерью Ириной)
            были на улице Тербатас у о.Иоанна Янсона и Ольги Михайловны. Оставив у них
            на ночь Котьку, отправились около полуночи домой. Выйдя на улицу, мы были
            весьма удивлены небывалым движением в этот поздний час грузовиков, которые,
            имея на борту двух-трех вооруженных солдат, мчались по улицам во всех
            направлениях. Пройдя 2–3 квартала, мы были остановлены на перекрестке
            патрулем. Проверив документы и допросив, откуда и куда мы идем, патрульные
            солдаты нас отпустили, приказав быстро следовать домой. По пути нас еще два
            раза останавливал патруль... Нижний этаж нашего дома, который занимал диакон
            Гонестов с семейством, был освещен. Доносился плач детей отца диакона. У
            парадной двери — вооруженный солдат. Войдя в свою квартиру, мы немедленно
            стали собирать самые необходимые вещи и ждать [обыска и ареста], звонка или
            стука в дверь. Я спустился вниз, чтобы попрощаться с другом и сослуживцем
            отцом диаконом. Начальник грозно закричал на меня и погнал прочь.
            Через несколько минут мы увидели из нашего окна, как [нашего соседа]
            отца диакона с семейством и узлами погружали в машину. Здесь снова я не
            выдержал и, распахнув окно, крикнул:
                 "Прощайте, отец Иоанн, матушка, дети! Храни Вас Господь!" —
            и благословил их. В ответ Гонестовы в горьких слезах поклонились мне, а
            один из начальников ругательски прикрикнул на меня и пригрозил кулаком.
            Машина тронулась. Больше с отцом диаконом Гонестовым мне не удалось
            встретиться. Он погиб где-то в лагере...
            Итак, в эту страшную ночь мы с Ириной просидели у окна в ожидании своей
            очереди и с неописуемой тревогой и сердечной болью наблюдали за
            душераздирающей картиной увозимых на грузовиках семей, подчас с
            малолетними и грудными младенцами на руках.
            Так в эту "варфоломеевскую" ночь была ликвидирована "пятая колонна",
            которая, по рассказам, составила не менее 30 тысяч человек.
            Кроме организованной высылки-увоза, продолжались и аресты.
            Тюрьмы не могли вместить всех арестованных, и поэтому многие подвалы
            больших домов были превращены в своеобразные филиалы рижских тюрем...
            И вот наступил самый страшный день — 22 июня 1941г., когда Германия напала
            на СССР. Еще ничего не зная об этом, я совершал воскресное богослужение в
            Покровской церкви и не успел еще разоблачиться, как сообщили, что меня
            требуют немедленно два офицера... Один из них мне сказал:
                "С этого момента Вам запрещается звонить и зажигать свет в церкви.
                За малейшее нарушение этого приказа — расстрел. А теперь — поднять
                веревку от колокола, и мы опечатаем колокольню".
            Подобные распоряжения шли одно за другим, причем каждое из них
            подкреплялось фразой:
                "За нарушение... — без суда и следствия расстрел".
           23 июня часов в 8–9 утра была объявлена мобилизация всех военнообязанных
           1905–1918 г.р., им приказывалось явиться к часу дня на сборные пункты.
           Неявка объявлялась дезертирством и каралась опять же расстрелом. Мой сборный
           пункт находился около вокзала. Мы с Ириной начали прощаться. И вот в
           эту скорбную минуту завыли сирены воздушной тревоги, рокот самолетов,
           стрельба зениток и взрывы бомб. Местные радиопередачи умолкли
           до 5–6 вечера. После отбоя снова повторился приказ о мобилизации и
           объявлялось, что явка на сборные пункты, ввиду воздушной тревоги,
           переносится на завтра, на те же часы. Однако на следующий день повторилось
           то же самое: снова завыли сирены, появились вражеские самолеты и т.п.,
           и отбоя уже не было. Местная радиостанция замолкла."
      После захвата Риги немецкими войсками о.Николай обнаружил в районе кладбища
      тела убитых советских солдат, павших при защите Отечества. О.Николай попросил
      добрых людей помочь похоронить их на Покровском кладбище, где он служил в храме
      Покрова Пресвятой Богородицы. Он воздвиг на могиле дубовый крест, а впоследствии
      бережно заботился о состоянии могилы. В течение трех с лишним лет во все
      поминальные дни он служил панихиду на этой братской могиле. Многие жители тоже
      приходили в эти дни помолиться за убиенных
    Аресты
      Латвия, г.Рига 
      Год ареста 1941 
      Был арестован немцами для насильственного увоза в Германию, однако избежал этой
      участи

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ