Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT Дела o13.30
    Мелехов (Мелихов) Дмитрий Евгеньевич 
    Год рождения 1899 
    День рождения 23 
    Месяц рождения 2 
    Место рождения Рязань 
    Специальность доктор медицинских наук, профессор-психиатр 
    Родился в семье протоиерея о.Евгения Мелехова и его жены Марии Павловны
    (дочери рязанского священника о.Павла Миролюбова). В семье о.Евгения было семеро
    детей; двое умерло во младенчестве, одна дочь — в юности — от голода, во время
    революции. Остались Дмитрий, Петр, Мария, Вера и Анна. Семья была очень дружная
    Родство Фотографии[1] [2] [3] [4] ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[по 1921г.] [1921-1924гг.] [1924-1933гг.] [по 1979г.]
      Места проживания
        Рязань 
        Год окончания 1921 
        В детстве жил с родителями в Рязани. Отец его, протоиерей Евгений Мелехов, был
        настоятелем рязанского храма "Спас-на-Яру". Дмитрий очень любил посещать храм.
        Родители дали ему хорошее воспитание и образование. В детстве он много занимался
        музыкой
      Образование
        Московский государственный университет, медицинский факультет 
        Год поступления 1921 
        С 1921г. Дмитрий Мелехов и его сестра Мария жили и учились в Москве, а в
        1923г. приехал учиться в Москву и его брат Петр (был исключен с 3 курса МВТУ
        как сын священника).
        В Москве Дмитрий стал духовным сыном протоиерея о.Сергия Мечева.
        Много позже в одном из писем Дмитрий Евгеньевич вспоминал о годах студенчества:
        "Я был радостный и смеющийся. Моя радость того времени была полная, живая, но
        не замкнутая в себе. На курсе же я был ближе всего к самым печальным и
        несчастливым, и никогда этим не тяготился, и так радовался, когда удавалось
        заставить печального человека улыбнуться".
        Дмитрий активно участвовал в студенческом "евангелическом" кружке.
        Целью кружка было не только изучение Св.Евангелия, но, главное, и поиски
        будущими учеными путей христианской жизни в современных, очень не легких
        условиях, строительство современного христианского мировоззрения.
        В будущем это стало в сущности содержанием духовных трудов многих членов кружка,
        которые нашли отражение в их книгах, увидевших свет лишь в наши дни
        (1990-е годы).
        Среди друзей Дмитрия Евгеньевича, с которыми вместе с самой юности и
        до конца жизни переживались им и все перипетии жизни, и духовные искания, и
        которые почти все в юности были членами кружка, были Глеб Александрович Каледа
        (во время войны войсковой разведчик, затем профессор геологии, а впоследствии
        протоиерей и автор духовных книг), Игорь Константинович Фортунатов (профессор-
        биолог), Николай Евграфович Пестов (профессор химии и автор книги "Путь к
        совершенной радости"), Зинаида Дмитриевна Прянишникова (биолог), Татьяна
        Андреевна Фиалковская, Зинаида Краснова, В.М.Дувакин, врач Мария Акимовна
        Колесникова и др.
      Аресты
        Москва 
        Год ареста 1923 
        Обвинение при аресте участие в евангелическом кружке 
        Был арестован в 1923(1924?)г. Примерно тогда же отец его, протоиерей о.Евгений
        был арестован за отказ присоединиться к "Живой Церкви",обвинен в "сокрытии
        церковных ценностей" и сослан в Сибирь. Мать последовала в ссылку за отцом
      Места заключения
        Москва, Бутырская тюрьма 
        Год начала 1923 
        Проведя некоторое время в тюрьме, был отпущен на свободу и смог продолжить
        образование
      Образование
        Московский государственный университет, медицинский факультет 
        Год поступления 1924 
        Год окончания 1926 
        После освобождения из тюрьмы Дмитрий Евгеньевич продолжил учебу в университете.
        Родители Дмитрия Евгеньевича — о.Евгений и Мария Павловна были
        в ссылке в Братске. Дмитрий Евгеньевич побывал у них в Братске
      Места проживания
        Москва, ул.Мясницкая, 17–7 
        Год окончания 1933 
        День окончания 26 
        Месяц окончания 1 
      Аресты
        Москва, ул.Мясницкая, 17–7 
        Год ареста 1933 
        День ареста 26 
        Месяц ареста 1 
        Был арестован по подозрению в участии в "христианском студенческом кружке"
      Осуждения
        Коллегия ОГПУ СССР 
        03/02/1933 
        Обвинение "член контрреволюционной организации христианской молодежи, участник нелегальных собраний, антисоветская агитация" 
        Статья ст.58–10,58–11 УК РСФСР 
        Приговор из-под стражи освободить, дело прекратить 
        Групповое дело "Дело членов кружка христианской молодежи. Москва, 1933г." 
      Места заключения
        Москва, Бутырская тюрьма 
        Год начала 1933 
        День начала 26 
        Месяц начала 1 
        Год окончания 1933 
        В период следствия содержался под стражей в Бутырской тюрьме
      Служение
        Москва, Московская городская психиатрическая больница им. П.Б.Ганнушкина 
        Должность врач, профессор, директор Московского института психиатрии (1951–1956гг.), с 1959г. доктор медицинских наук 
        Год начала 1926 
        Год окончания 1979 
        Зав. психиатрическим отделением Института экспертизы, старший научный
        сотрудник Института невр. и психиатрической профилактики, старший врач
        больницы им.Кащенко (до 01.01.1933).
        Дмитрий Евгеньевич явился одним из основателей "социальной психиатрии",
        изучающей социальные аспекты психических заболеваний. В своих научных трудах
        (а их опубликовано более 170, в том числе 5 монографий), развивал основанное
        на православной традиции понимание психических заболеваний и подходы к их
        диагностике и лечению. Еще при жизни Дмитрия Евгеньевича 6 его учеников стали
        докторами медицинских наук, а 20 -кандидатами.
        В русле современной христианской православной научной мысли трудами Дмитрия
        Евгеньевича был освещен один из самых глубоких вопросов — соотношение
        духовной, душевной и биологической сущностей человека.
        (Его главная работа, посвященная этому вопросу — "Психиатрия и проблемы
        духовной жизни" — была опубликована уже после его смерти).
        Им была переведена также большая книга архимандрита Софрония об афонском
        подвижнике старце Силуане.
        И по православному воспитанию, и по складу характера Дмитрию Евгеньевичу была
        свойственна постоянная работа души и мысли, искание истины о том, как устроен
        мир внутренний, мир внешний, и какова их связь. Поэтому и его профессиональный
        труд, и вся внешняя канва его жизни были отражением постоянной полнокровной
        и напряженной внутренней работы.
        Он считал свой труд врача, как и устройство дружеских и семейных отношений,
        долгом, завещанным человеку Богом. Он высоко ценил тружеников и не любил
        высокопарной болтовни, очень уважал в людях профессионализм, широту взглядов
        и независимость.
        Жил Дмитрий Евгеньевич на территории психиатрической больницы им.П.Б.Ганнушкина.
        В 1936г., после смерти о.Евгения, к нему переехала мать.
        Дмитрий Евгеньевич, Петр Евгеньевич с женой и Мария Евгеньевна были очень
        дружны, часто встречались, ходили на концерты, читали и обсуждали книги.
        Войну Дмитрий Евгеньевич с матерью и Петр Евгеньевич с женой встретили в
        Москве и решили не покидать ее в тяжелые дни осени 1941г., т.к. были уверены
        в победе над Гитлером.
        Петр Евгеньевич ушел добровольцем на фронт и был расстрелян немцами в 1943г.
        Дмитрий Евгеньевич всю жизнь помогал семье брата, окружил заботой и лаской
        дочь брата, Ольгу, свою крестницу, и она не чувствовала себя
        сиротой. Вторым отцом он стал и другому своему племяннику, Всеволоду
        Васильевичу, усыновленному им после гибели его сестры Веры Евгеньевны и ее
        мужа в блокадном Ленинграде.
        В 1956г. Дмитрий Евгеньевич перенес тяжелую операцию полной резекции желудка.
        12–14 февраля жизнь его была под угрозой.
        Зная о тяжести предстоящей операции, он просил молитв друзей и родных.
        15 февраля, в праздник Сретения, он пережил ясное ощущение присутствия
        на торжественном богослужении, после чего началось выздоровление.
        После этого он прожил как бы еще одну плодотворную и активную жизнь:
        защитив докторскую диссертацию, писал научные труды, ездил на конференции.
        В конце 1950-х годов Дмитрий Евгеньевич женился (на Лидии Брониславовне
        Тумилович) и счастливо прожил в браке оставшуюся жизнь.
        Дмитрий Евгеньевич был человеком горячего сердца и щедрой души.
        У него было много друзей, и он умел никого из них не забыть, всех порадовать,
        по возможности помочь. Всегда к нему в дом приходили люди с самыми разными
        вопросами, тревогами и заботами, и никто не уходил без доброго совета и помощи.
        Немало друзей его семьи и родных были репрессированы. Дмитрий Евгеньевич
        искал любой возможности помочь им, устроить жизнь их детей, собрать для них
        деньги, одежду, еще что-то необходимое.
        Вокруг Дмитрия Евгеньевича всегда собирались и дети его друзей, которые
        чувствовали его живой интерес к ним и их запросам. Не только племянники Всеволод
        и Ольга, но и другие дети, осиротевшие в войну, считали его своим вторым отцом.
        Екатерина Сергеевна Колесникова (врач из Ростова) пишет:
        "Когда в 1930-х годах мои родители были арестованы и сосланы на Север,
        Дмитрий Евгеньевич не изменил своего отношения к нам, как некоторые. Он
        заботился о нас, троих их детях, и всю жизнь принимал участие в судьбе
        каждого члена моей семьи".
        Мария Александровна Гилярова, его двоюродная сестра, свидетельствовала:
        "Митя всегда поражал меня своим покоем и своей значительностью. Ему хотелось
        исповедоваться и просить совета. Он, как никто, умел успокоить без банальных
        слов утешения. От него исходила волна сочувствия, жалости, умиротворения.
        Вероятно, так же он действовал на всех пребывающих в горести и жаждущих
        успокоения".
        Ольга Петровна, его племянница и крестная дочь, вспоминала:
        "Дмитрий Евгеньевич всегда стремился не только помочь в устройстве жизни, но и
        умел ненавязчиво и тактично заставить задуматься о ценностях бытия, о том,
        чему посвятить свою судьбу. Незабываемы были праздники, которыми он любил
        порадовать родных и друзей. Застолье в его доме всегда было хлебосольным. Он
        любил предложить нам и пищу для пользы души. Рассказывал о судьбах и характерах
        наших родных, читал какой-нибудь текст из Священного Писания, из старых писем,
        из своих переводов. Он умел настроить нас на такой лад, чтобы мы поняли, как
        хорошо складывается наша жизнь. Настрой на благодарность судьбе
        помогал осознать линию своей жизни, сделать правильный выбор".
        Вот напутствие Дмитрия Евгеньевича, данное Ольге Петровне при ее
        поступлении в университет:
        "Желаю тебе любить науку честно. Любить и познавать мир и его законы благого-
        вейно, как Ломоносов, Павлов, которые через рассматривание вещественного мира в
        его развитии познавали его Творца и Создателя, духовную сущность и смысл жизни".
        Ольга Петровна вспоминала:
        "Ценностями жизни, за которые следовало благодарить судьбу, он считал любовь
        окружающих людей, семью, друзей, нужную людям работу. Затем — способности,
        образование. Из материальных ценностей очень ценил устройство жилища,
        собственный дом. Очень любил отдых на природе, семейное посещение концертов.
        Ходили слушать Рихтера, Мравинского, Нейгауза. С Дмитрием Евгеньевичем у меня
        связаны праздники первого знакомства с Большим театром, с Художественным театром,
        с музеями. Он также ненавязчиво умел привлечь нас к всегдашней коллективной
        работе по помощи всем нуждающимся. В частности, для того, чтобы помочь кому-то
        из стареньких его родных, друзей, привезти продукты, отвезти деньги. Наконец,
        он никогда не пропускал день памяти своей матери, нашей бабушки, Марии Павловны.
        Мы всегда собирались в этот день в церкви, и потом у него дома за столом
        вспоминали наших старших ушедших родных. Нередко мы отдыхали вместе в деревне,
        и там я помню ежевечерние совместные чтения. Он очень любил читать Ромена
        Роллана, Достоевского, Тагора, Швейцера. Вот его любимая цитата из Тагора:
        "Господь там, где пахарь взрывает мерзлую землю и каменщик дробит камень.
        Он — с ними под зноем и ливнем, и одежды Его пыльны. Сбрось свой священный
        плащ и подобно Ему иди к ним. Наш Господь с радостью принял на себя узы
        творения. Иди навстречу Ему и трудись с Ним в поте лица Твоего".
        Позже, когда это стало возможным, мы читали вместе Солженицына, Пастернака, и,
        наконец, уже в год его смерти появилась книга Олега Волкова
        "Погружение во тьму", где мы тоже нашли очень много созвучного линии судьбы и
        душевному настрою его друзей".
        Послевоенные годы были годами очень напряженной и разносторонней работы
        Дмитрия Евгеньевича. В каждое свое путешествие, в каждый свой свободный день
        он брал с собой всегда папку с работой, всегда что-то читал, конспектировал,
        писал. Нередко и после работы к нему приходили больные. Он никогда не отказывал
        своим знакомым, друзьям или их знакомым посмотреть какого-то человека и помочь
        им рассудить, как устроить его жизнь.
        Дмитрий Евгеньевич был очень рад, когда услышал о себе мнение: "Независимый
        психиатр", высказанное в связи с тем, что когда ему поручали экспертизу
        состояния арестованных по политическим и религиозным мотивам, то он всегда
        давал самое объективное заключение об их психическом состоянии, и, вопреки
        желанию работников Госбезопасности, отказывался считать здоровых людей
        психически больными
    Кончина
      1979 
      День 13 
      Месяц 5 
      Место Москва, больница 
      Место захоронения Москва 
      Активность и работоспособность Дмитрий Евгеньевич сохранил до последних дней
      своей жизни. Ложась на операцию, после которой он не вернулся домой, он
      пригласил свою крестную дочь Ольгу Петровну приехать к нему. Она вспоминает:
      "Это было прощание — без сантиментов и сожалений, с благодарностью Богу за все,
      с пониманием смерти, как начала новой жизни, как торжество Творца и человеческой
      души. После операции, которая прошла очень благополучно, перед Пасхой, он просил
      прочитать ему из Евангелия от Иоанна о смерти и воскресении. Уже поправляясь, он
      как-то сказал жене: "Ты только не плачь обо мне!" Кончина его была мгновенной.
      На многолюдном и торжественном отпевании о.Александр Мень
      сказал, что Дмитрий Евгеньевич был одним из немногих людей, которым удалось
      принципы христианства со всей глубиной воплотить в ежедневном труде и жизни.
      Последняя запись карандашом на листочке, который был в кармане больничной куртки
      Дмитрия Евгеньевича и был найден после его кончины, была:
      "Счастлив тот, кто любит все живое,
      жизни всей трепещущий поток,
      для кого в природе — все родное,
      человек и птица и цветок.
      Вот этого счастья, этой полноты жизни, счастья с Богом я вам всем желаю"
    Труды
      1 статья: "Психиатрия и проблемы духовной жизни" в журнале Синапс 
      1991 
      2 статья: "Пирогов и вопросы жизни" в сборнике "Психиатрия и проблемы духовной жизни" 
      1997 
      В данном сборнике, кроме указанной работы, вместе с ней была еще раз
      опубликована и работа "Психиатрия и проблемы духовной жизни"
      3 перевод книги архимандрита Софрония о старце Силуане 
    Публикации
      Медведев А. Столетие Дмитрия Евгеньевича Мелехова// Альфа и омега, Москва. 1999. N 2(20). 
      С.305–307. 
    Заявители
      Мелехова Ольга Петровна 
      племянница, крестница 
      Мелехова Ольга Петровна — сотрудник МГУ
    Документы
      ЦА ФСБ РФ. Д.Р-40232. 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ