Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церквь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 1958
Дела oki.2
    ( * ) Иоанн (Соколов Иван Александрович) #1 
    Год рождения 1874 
    День рождения 26 
    Месяц рождения 9 
    Место рождения Москва 
    игумен 
    Последний Оптинский старец.
    Родился 26 сентября/8 октября 1874г.
    Его отец был управляющим делами в издательстве Сытина, имел свой небольшой дом
    на Бутырской ул. в Москве напротив церкви Рождества Богородицы, где был ктитором.
    Мальчик рано лишился матери.
    Воспитывали его отец и бабушка Акилина в строго православном духе.
         "Родительница его Анна, а бабушка — Акилина, о которой он говорил:
              "Она, о! какой была великой святой жизни... я рос у нее,
               ходил в лапотках, а то босиком".
          Я забыла, будто было это в Калужской губернии".
             [3, свидетельства духовной дочери игумена].
    Отец не жалел средств на воспитание сына, учил его (помимо гимназии) и языкам,
    и музыке. Бабушка с любовью принимала странников и монахов-сборщиков — таким
    образом мальчик рано познакомился с монахами из Оптиной пустыни.
    Они пригласили погостить его летом, и он поехал вдвоем с товарищем.
    Следующим летом поехал опять — и остался там навсегда (до закрытия монастыря).
    Было ему тогда 16 лет (1890г.)
    Фотографии[1] ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[1890-1931гг.] [1940-1945гг.] [до 1953гг.] [1953-1958гг.]
      Служение
        Калужская о., г.Козельск, Свято-Введенская Оптина пустынь 
        монах, иеромонах, игумен 
        Должность послушник 
        Год начала 1890 
        В монастыре он был пострижен в мантию, возведен в сан иеромонаха и игумена.
        После закрытия монастыря игумен Иоанн переехал в Москву
        Москва, храм свв. мчч.Адриана и Наталии в Мещанской слободе 
        игумен 
        Год окончания 1928 
        В Москве он служил в храме свв. мчч.Адриана и Наталии на Мещанской улице
      Аресты
        Москва 
        Год ареста 1928 
        В 1928г. был арестован
      Осуждения
        ././1928 
        Приговор 3 года ссылки 
        Приговорен к трем годам ссылки
      Места заключения
        Москва, Бутырская тюрьма 
        Год начала 1928 
        Год окончания 1928 
        Тюменский округ (Забайкалье?) 
        Год начала 1928 
        Год окончания 1931 
      Осуждения
        ././1940 
        Приговор 5 лет ссылки в Кустанай 
        В 1940г. выслан на 5 лет в г.Кустанай
      Места заключения
        Казахстан, г.Кустанай 
        Год начала 1940 
      Места проживания
        Москва, при церкви Рождества Христова в Филях 
        Год начала 1945 
        Год окончания 1947 
        Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), как сообщается в воспоминаниях о нем
        ("Память сердца" Т.С.Смирновой), называл старца Иоанна (Соколова) своим
        духовным отцом.
        О.Иоанн Крестьянкин в середине 1940-х гг. служил (еще белым священником)
        в храме Рождества Христова в Измайлове.
        Из статьи Нины Павловой, духовной дочери архимандрита Иоанна Крестьянкина [4]:
            "Однажды батюшка Иоанн благословил меня собирать материалы о последнем
             оптинском старце — игумене Иоанне (Соколове) и передал мне уже
             записанные воспоминания о нем...
             А познакомились они так. Однажды прихожане рассказали молодому
             священнику Иоанну, что в Москве появился оптинский старец, только что
             освободившийся из тюрьмы. Но старец ли это или очередной самозванец?
             Свято место пусто не бывает, и в годы, когда томились по лагерям
             видные пастыри нашей Церкви, появились самозванцы-чернокнижники,
             выдававшие себя за "прозорливых старцев" и даже "пророков". Под видом
             старца мог, наконец, скрываться агент-провокатор, завербованный НКВД.
             Съездить на разведку к старцу вызвалась Ольга Воробьева, духовная дочь
             о.Иоанна (Крестьянкина), и батюшка составил для не хитрый вопросник.
             Что это были за вопросы, Ольга Алексеевна с годами забыла, но
             запомнила, как батюшка наставлял ее: если игумен ответит на вопросы
             так-то и так-то, значит, это подлинный старец. И тогда пусть попросит
             старца, чтобы и он мог приехать к нему...".
        Из рассказа Ольги Алексеевны Воробьевой:
             "Мы поехали с Параскевой в трамвае, она показала мне еще из окна:
                 "Вот видишь, на огороде беленькая избушка, там живет отец игумен Иоанн".
              Избушка стояла в конце двора дома священника, великолепного красного
              кирпича, находящегося около храма. Хозяин дома — настоятель храма —
              отсутствовал, его взяли в ссылку, дома была его матушка Анисия и три
              дочки-девы. Матушка приняла нас с радостию, показала горницу с золотым
              иконостасом (икон много, и все, как живые), кухню с возженными
              лампадами и через сени провела в открытый двор, в конце которого
              справа — комнатка.
              Я только хотела порожек переступить, а старчик Иоанн открывает дверь и
              говорит:
                   "Олюшка приехала, да сомневается, не бойся, проходи, радость
                   моя! А отец-то Иоанн, отец-то Иоанн! — какие хитрые вопросы придумал!"
              И высказал его слова и мои мысли.
              Я сначала подумала, что Паня, спрашивая о моем приезде, произнесла мое
              имя, но, вдруг услышав все, что говорил мой духовный отец, воспрянула
              духом.
              Пересказал старец все эти хитрые вопросы и потом добавил:
                "А отцу Иоанну скажи — пусть приезжает, благословляю".
              Лицо старца Иоанна сияло какой-то необыкновенной улыбкой, и всем он
              говорил "детки мои". Одет был в рубашку, белую, сурового полотна,
              опоясан вышитым поясом и кистями.
              Он угощал нас чаем. "Ну, отцу... скажи, пусть приезжает, благословляю".
              И моей мамочке разрешил приехать.
              Я приехала домой с великою радостию и воодушевлением. Это было,
              наверное, в 1946 или 1947 году. Потом старец переехал в Удельную.
              Мы ездили к нему с мамой и получали утешение"
        Так встретились два великих старца нашего времени.
        Молодой батюшка Иоанн всего себя отдавал людям, временами даже с излишней
        ревностью, игумен Иоанн частенько говорил ему:
            "Ванечка, будь посамолюбчивее".
        Но он же предостерегал его и от другого рода искушений:
            "Ванечка, не будь везде хозяином".
        Отец Иоанн (Крестьянкин) был тогда молод, горяч и, возможно, излишне доверчив.
        Старец однажды попросил передать о.Иоанну следующее:
             "Ванечка! Прошу и молю, не давай за всех поручительства".
        А на просьбу о.Иоанна благословить его уйти в монастырь старец ответил так:
             "Куда в монастырь? Там везде сквозняки".
        Так за несколько месяцев до ареста о.Иоанна Крестьянкина старец предсказал
        ему, что дело на него уже написано, но только отложено до мая.
        И перед маем, 30 апреля 1950г., о.Иоанна (Крестьянкина) арестовали.
        За игуменом Иоанном была установлена слежка.
        Из сообщений доносчика:
           "К игумену Иоанну (Соколову) опять приходил Иван Крестьянкин и рассказывал,
            что к ним в храм назначили нового настоятеля".
           "Да это же Шверник и Молотов в одном лице,
        — отозвался старец о новом настоятеле и добавил:
           — Пишут, пишут, уже много написали".
        Следующая запись доносчика сделана в день ареста о.Иоанна (Крестьянкина).
        В этот день, как подслушал доносчик, о.Иоанн должен был приехать к старцу,
        но не приехал.
        Ждали его до ночи, а потом старец сказал, что "Ванечку уже взяли".
        И доносчик записал слова старца, сказанные им тогда об арестованном
        о.Иоанне:
            "Он же как свеча перед Богом горит!"
        А еще старец говорил об о.Иоанне: "Дивный батя! Постник, как древние".
        Игумен Иоанн оказал на архимандрита Иоанна Крестьянкина большое влияние.
        Архимандрит Иоанн впоследствии называл игумена Иоанна (Соколова)
        "профессором Небесной Академии"
        Московская о., ст.Удельная 
        Год начала 1947 
      Аресты
        Год ареста 1950 
        В 1950г. игумен Иоанн был вновь арестован
      Осуждения
        ././1950 
        Приговор принудительное лечение в тюремной психиатрической больнице 
      Места заключения
        Ленинград, тюремная психиатрическая больница 
        Год начала 1950 
        Год окончания 1953 
        Старец Иоанн был определен на принудительное лечение в тюремную психиатрическую
        больницу, где на нем испытывали разнообразные психотропные препараты.
        На допросах он обратил к вере во Христа нескольких своих палачей, в частности
        начальника московской Бутырской тюрьмы.
        Игумен Иоанн провел в заключении в общей сложности 18 лет.
        В 1953г. игумен Иоанн был отпущен на попечение духовной дочери Стефаниды,
        оформившей над ним опекунство
      Места проживания
        Москва 
        Год начала 1953 
        Год окончания 1958 
        День окончания 5 
        Месяц окончания 7 
        "Хожалка" игумена Стефанида привезла его избитым, покалеченным, больным.
        Руки и ноги перебиты, ребра почти все переломаны, зубы и один глаз выбиты.
        Старец никогда не жаловался, только о глазе вздыхал:
            "Вот фонарь-то у меня один остался и светит плохо".
        Но и этот один глаз высвечивал глубины духа у приходящих и зрел будущее как
        настоящее.
        Воспоминания духовных детей игумена Иоанна свидетельствуют о многочисленных
        духовных дарах игумена Иоанна — прозорливости, даре исцеления и др.
        Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) вспоминал:
            "Придешь к старцу, и вдруг мгновенно тот озарит тебя светом, уже неземным,
             благодатным, он заглянет внутрь и начинает разговор. До сих пор приходишь
             в трепет от этого воспоминания".
        К старцу потянулся народ, но за ним последовали и "компетентные органы".
        Пришлось соблюдать осторожность, перевозя старца с квартиры на квартиру и
        ограничивая прием, но помогало это плохо.
        Нередко он со скорбью говаривал:
            "Вот было бы мне свободно, сколько бы я принимал страждущих. А так сижу,
             как в клетке. Дар имею, а дать некому".
        Многие знали и ценили отца игумена Иоанна. Митрополит Николай говорил:
            "Как же должны мы благодарить Господа за то, что посылает Он миру людей
             не от мира сего".
        Только-только возвратившись из заключения, отец Иоанн Крестьянкин,
        еще не будучи монахом, получил от игумена Иоанна (Соколова) бесценный подарок
        — старенькую, совсем ветхую полумантию оптинского старца Амвросия.
        Прозорливый старец написал батюшке Иоанну Крестьянкину,
        служившему после освобождения в Троицком соборе города Пскова,
        что на него заведено новое уголовное дело и тем спас его от нового ареста:
           "Мы молимся, чтобы оно не имело хода, но ты из Пскова исчезни".
        Прихожане полюбили ревностного батюшку Иоанна, и очень огорчились,
        когда он внезапно исчез из Пскова и уехал в деревеньку под Рязанью.
        Показания доносчика, приставленного к игумену Иоанну, свидетельствуют
        о прозорливости старца. В одном из донесений осведомитель сообщает,
        что к игумену Иоанну (Соколову) приходил неизвестный беглый священник, который
        с горечью рассказывал старцу, что священнослужителей гонят и травят как собак.
           "Детка моя, потерпи еще немного, — сказал ему старец. — Вот наступит
            1956 год, и будет полегче".
        Говорят, он был строг в духовной жизни. Тем, кто жаловался ему на нерадивого
        духовника, старец отвечал:
               "По покупателю и продукт".
        А про тех, кто утром, не помолясь, сразу хватается за хозяйственные дела,
        старец говорил, что они
               "как кукольники какие-то. Утром надо прежде всего положить три поклона —
                Господу, Царице Небесной и Архангелу Михаилу".
        Люди вспоминают загадочные и непонятные до поры слова старца. Например, в годы
        всесилия Советской власти старец говорил:
               "Все, что теперь, будут искоренять".
        молитва праведника порою бессильна.
        У духовной дочери старца Надежды Алексеевны было пятеро детей,
        но не все они отличались благочестием в поведении. И однажды знакомая
        с ехидцей сказала ей, что она часто бывает у игумена Иоанна (Соколова) и
        считает его великим молитвенником. Так что ж он не отмолит ее детей?
        Надежда Алексеевна расстроилась и передала этот разговор старцу.
        А тот в сокрушении ответил ей:
             "Верь, молюсь я за твоих детей, слезно молюсь. А только как тут
              поможет молитва, если они к Богородице задом стоят?"
        Старец уже умирал от рака печени и не вставал с постели, когда с ордером
        на его арест пришел некто из КГБ.
           "Детка моя, — сказал ему старец, — я ведь лежачий и никуда не сбегу.
            А у тебя дома беда, поспеши поскорей. Старец что-то шепнул посетителю
            на ухо. Тот переменился в лице, убежал и больше не появлялся.
            А потом, на отпевании игумена Иоанна (Соколова), этот человек стоял у его
            гроба и плакал..."
    Кончина
      1958 
      День 5 
      Месяц 7 
      Место Москва 
      Место захоронения Москва, Ваганьковское кладбище, Армянское отделение 
      Игумен Иоанн скончался 22 июня/5 июля 1958г. после тяжелой болезни.
      Он был погребен в Москве на Армянском отделении Ваганьковского кладбища.
      Его могилка находится напротив абсиды Церкви.
      Из статьи Нины Павловой:
          "Незадолго до смерти старец предсказал, что отпевать его будет
           о.Иоанн (Крестьянкин), а похоронят его на Армянском участке Ваганьковского
           кладбища:
                "Там у меня много родных".
           Старцу не поверили. Отец Иоанн Крестьянкин служил тогда на дальнем приходе
           Рязанской епархии. И как это он окажется в Москве? А про Армянское кладбище
           "хожалка" старца Степанида и слышать не хотела.
           Она уже твердо решила, что похоронит старца на Преображенском кладбище
           возле могилы своей сестры.
           А после смерти старца выяснилось, что получить разрешение на захоронение
           "зэка", нелегально скрывающегося в Москве и не прописанного в столице,
           практически невозможно. Везде был получен отказ.
           И тогда Евпраксия Семеновна Сапожникова поехала на Армянское кладбище,
           где у нее был участок. Только зашла в ворота, а навстречу ей бежит
           директор кладбища:
               "Что там у вас — дедушку хоронить? Давайте скорее документы
                на подпись, а то некогда, убегаю, спешу".
           Так свершилось предначертанное Богом, и директор, даже не заглянув
           в документы, дал разрешение хоронить.
           А отпевал игумена Иоанна (Соколова), действительно, о.Иоанн (Крестьянкин).
           На этом отпевании свершилось исцеление рабы Божьей Пелагеи...
           Пелагею давно уговаривали побывать у старца, а теперь привели проститься
           с ним. Приложилась Пелагея ко гробу, отошла, а потом попросила
           о.Иоанна Крестьянкина:
             "— Батюшка, а можно еще раз приложиться?
              — Можно".
           Лицо усопшего старца было по-монашески закрыто наличником,
           но тут о.Иоанн откинул его и воскликнул:
             "Видели? Видели?"
           И все увидели сияющий, светоносный лик старца, а по церкви разлилось
           дивное благоухание...".
          Долгие годы оставались загадкой слова игумена Иоанна (Соколова) о том, что на
          Армянском кладбище у него много родных. А когда стараниями
          архимандрита Иоанна (Крестьянкина) на могиле игумена Иоанна установили
          мраморное надгробье и крест, то одновременно изменили надписи на
          соседних могилах, открыв тайные монашеские имена погребенных.
          Оказалось, что игумен Иоанн лежит в одной ограде с монахами.
          А погребенный рядом с ним схимонах Ростислав (Сапожников) был известным
          ученым и профессором кафедры математики и вычислительной техники,
          за исповедание православия профессора на семь лет заточили в одиночную
          камеру тюрьмы. А после тюрьмы он читал свои лекции студентам в скрытых
          под одеждой потаенных веригах...
          Сбываются и другие слова игумена Иоанна, сказанные им перед смертью:
             "Детки мои, я всегда с вами. Приходите на мой холмик, постучите, я
              отвечу вам".
          На могилке игумена Иоанна (Соколова) и поныне идут исцеления.
          Вот и приходят сюда православные со своими нуждами, а то и просто за утешением.
          Благодать здесь такая, что уходить не хочется"
    Публикации  Заявители 
      Сапожникова Евпраксия Семеновна (монахиня Евфимия) 
      Ухаживала за игуменом Иоанном в последние месяцы его жизни, была около во время
      его кончины

(*Биографический справочник "За Христа пострадавшие", ПСТГУ, М. 1997г., 698с.

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ