Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ДатаРеабилитации ..2003 Дела osw.138 => osw.138 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
1
    Служение
      Московская о., г.Орехово-Зуево, церковь Рождества Пресвятой Богородицы 
      Должность член церковной двадцатки, староста церкви 
      В 1939г. в г.Орехово-Зуево был закрыт последний из служивших еще тогда
      в районе храмов — Рождества Богородицы.
      Однако верующие в городе не согласились с этим. По советским законам хлопотать
      об открытии храма могла только зарегистрированная властями двадцатка.
      Часть людей к этому времени уже выбыла из состава двадцатки, другая — проявила
      равнодушие к судьбе храма, а иные оказались и малодушны.
      В мае 1940г. прихожане переизбрали членов двадцатки, избрав старостой Дмитрия
      Ивановича Волкова. К тому времени он уже 10 лет был пенсионером и мог все свое
      время посвящать церковным делам.
      Для обсуждения мер по открытию храма церковная двадцатка стала собираться каждую
      субботу около двух часов в храме, куда в это время могли прийти помолиться и
      другие прихожане.
      На одном из этих собраний двадцатка приняла решение обратиться к председателю
      Орехово-Зуевского горсовета с просьбой разрешить зарегистрировать священника.
      Староста Дмитрий Иванович Волков и представители двадцатки отправились в Москву
      к Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Сергию (Страгородскому)
      с прошением, чтобы он направил к ним священника. Митрополит, за неимением других,
      направил к ним жившего в Загорске (Сергиевом Посаде) протоиерея Федора Казанского.
      Приехав на новое место служения, протоиерей Федор потребовал от прихода выплатить
      ему 500 руб. и, получив деньги, отбыл обратно в Загорск и не вернулся.
      Пока верующие занимались поисками другого священника, власти под разными предлогами
      стали отказывать им в разрешении на открытие храма, указывая, что "сначала должен
      быть сделан ремонт, а затем только зарегистрирован священник".

      Прихожане собрали 3 тысячи руб., на них уплатили за бездействующий храм все налоги
      и сделали ремонт.
      После этого староста Дмитрий Волков и член двадцатки Никита Сухарев пришли на прием
      к председателю горсовета с просьбой об открытии храма, но тот ответил, что
      "ничем помочь им он не может, т.к. на митингах рабочие местных фабрик требуют
      закрытия храма".

      Узнав это, верующие провели свою кампанию среди жителей города. На очередном
      заседании члены двадцатки единогласно постановили добиваться открытия храма
      в Мосгорисполкоме.
      В Москве был нанят адвокат, который составил соответствующее прошение.
      Дмитрий Иванович и Никита Андреевич в течение двух дней ходили за ответом на это
      прошение, и, наконец, его получили:
           
      "Поскольку рабочие Орехово-Зуево на собраниях протестуют против открытия
            церкви, то и Мосгорисполком не может дать разрешение на возобновление
            богослужений. Этот вопрос может решить только высшая инстанция — Верховный
            Совет РСФСР".

      Вернувшись в Орехово-Зуево, Дмитрий Иванович и Никита Андреевич рассказали
      о результатах своей поездки, и члены двадцатки приняли решение продолжать хлопоты
      и обратиться в Верховный Совет.
      15 мая 1941г. Дмитрий Иванович и Никита Андреевич отправились в приемную Верховного
      Совета с жалобой на действие местных властей и с просьбой открыть храм:
           "В целях обеспечения за гражданами свободы совести, Церковь в СССР
            отделена от государства и школа от Церкви. Свобода отправления религиозных
            культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами.
            Мы, община, несколько раз обращались в Орехово-Зуевский горсовет
            о регистрации священника к нашему храму. Каждая община, если она
            зарегистрирована, то имеет право этого требовать, если она выполняет
            все взятые на себя по договору обязательства...
            Все обязательства, взятые нами, — выполнены, а также и налоги, согласно
            выписанным документам райисполкома, нами выплачены. В чем же дело?".

      Ответа на свою жалобу верующие не дождались. Добиваясь прекращения активной
      деятельности двадцатки, местный отдел НКВД завербовал в секретные осведомители
      одного из членов двадцатки, предполагая с помощью провокаций и лжесвидетельств
      воспрепятствовать открытию храма. Осведомитель донес:
           "Руководящую роль в хлопотах по открытию храма играет Н.А.Сухарев...".

      О старосте Дмитрии Ивановиче были собраны сведения, что он
           "Ведет активную борьбу за сколачивание церковного актива и открытие
            бездействующей церкви в городе Орехово-Зуево. Является ходоком и пишет
            заявления руководителям партии и правительства...
            Призывает верующих к активным массовым действиям за открытие церкви.
            Намеревается войти в сношения с иностранными посольствами и просить их
            оказывать помощь в деле открытия церкви".

      22 июня 1941г. началась Великая Отечественная война.
      В это самое время письмо верующих с просьбой об открытии храма лежало
      в Верховном Совете, надо было давать ответ, и ответ был дан в соответствии
      с установками коммунистической власти: в самый день начала войны, 22 июня 1941г.,
      руководство Московского НКВД постановило арестовать ходоков
    Места проживания
      Московская о., г.Орехово-Зуево, Парковская, 12 
      Год окончания 1941 
      День окончания 23 
      Месяц окончания 6 
    Аресты
      Московская о., г.Орехово-Зуево 
      Год ареста 1941 
      День ареста 23 
      Месяц ареста 6 
      На следующий день, 23 июня 1941г. староста храма Дмитрий Иванович Волков и
      член церковной двадцатки Никита Андреевич Сухарев были арестованы
    Осуждения
      Особое Совещание при НКВД СССР 
      27/09/1941 
      Обвинение "контрреволюционная деятельность, антисоветская агитация" 
      Статья ст.58–10 УК РСФСР 
      Приговор 5 лет ссылки в Омскую обл. 
      ГА РФ. Ф.10035, Д.П-54877.
      Из протокола допроса Дмитрия Ивановича (около полуночи 24 июня 1941г.):

        "— Что Вы думаете о причине своего ареста?

         — Возможно, я арестован за участие в церковном совете, за ходатайство
           об открытии церкви.

         — Вы арестованы за контрреволюционную деятельность. Намерены Вы об этом
           дать правдивые показания?

         — Я контрреволюционных действий не совершал.

         — Вы говорите неправду...

         — Повторяю, что с моей стороны контрреволюционных действий не было.

         — А распространение среди окружающих Вас лиц клеветнических измышлений,
           направленных на опорочивание советской действительности, разве это
           не контрреволюционные преступления?

         — Этого с моей стороны не было.

         — Объясните тогда, почему люди из вашего окружения, будучи допрошены
           в качестве свидетелей, показали, что Вы — личность антисоветская и
           занимаетесь антисоветскими разговорами?

         — Я не знаю, почему на меня так показывают, но я контрреволюционных действий
           не совершал".

      7 июля 1941г. ему было предъявлено обвинение, и в тот же день состоялся допрос:

        "— Намерены Вы теперь приступить к даче правдивых показаний о своей
           контрреволюционной деятельности?

         — Контрреволюционной деятельностью я не занимался.

         — А распространение антисоветской клеветы и участие в антисоветской церковной
           группировке, разве это не контрреволюционные действия?

         — Этими действиями я не занимался.

         — Вам предъявляется постановление об обвинении... Признаете себя виновным
           по существу предъявленного постановления?

         — Нет, не признаю, так как контрреволюционных действий я не совершал".

      В июле 1941г. немецкие войска стали стремительно продвигаться к Москве,
      и город был объявлен на военном положении. Следователи, ведшие дела арестованных,
      отбыли в глубокий тыл, в город Омск. Туда же этапом вслед за ними были
      отправлены и подследственные.
      Сотрудники НКВД за хлопотами эвакуации не успели допросить в качестве свидетелей
      секретных осведомителей, и дело оказалось лишенным показаний свидетелей.
      Дмитрий Иванович и Никита Андреевич были заключены в омскую тюрьму.
      С 3 сентября 1941г. круглосуточные изнурительные допросы возобновились.
      4 сентября 1941г. следствие было закончено, и следователь в обвинительном
      заключении написал:
          "Учитывая, что в контрреволюционной деятельности Сухарев и Волков
           изобличаются оперативными материалами, которые не могут быть использованы
           в судебном заседании, следственное дело целесообразно направить
           на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР".

      27 декабря 1941г. Особое Совещание при НКВД приговорило Дмитрия Ивановича
      Волкова и Никиту Андреевича Сухарева к пяти годам ссылки в Омскую область
    Места заключения
      Москва, тюрьма 
      Год начала 1941 
      День начала 23 
      Месяц начала 6 
      Год окончания 1941 
      Омск, тюрьма N 1 
      Год начала 1941 
      Год окончания 1942 
      День окончания 4 
      Месяц окончания 3 
      Несмотря на приговор к ссылке, они, однако, не были освобождены из тюрьмы.
      Преклонный возраст, едва переносимые условия этапа, изнурительные круглосуточные
      допросы, содержание в тюрьме на голодном пайке, да еще во время войны,
      когда и солдаты не получали в достатке продуктов, быстро приблизили их смерть

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ