Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 1995 Дела o61.379 => o61.379 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
2
    Места проживания
      Рязанская (Липецкая) о., Данковский р., д.Сугробы 
      Год начала 1941 
      Год окончания 1945 
      День окончания 24 
      Месяц окончания 3 
      С 1941г. уклонялся от работ на трудовом фронте.
      В его доме устраивались нелегальные моления.
      В 1944г. его мать была выселена "за активное участие в антисоветской организации"
    Аресты
      Рязанская (Липецкая) о., Данковский р., д.Сугробы 
      Год ареста 1945 
      День ареста 24 
      Месяц ареста 3 
      Арестован органами УНКГБ 24 марта 1945г.
      Всего с 3 марта по 10 апреля УНКГБ Рязанской обл. было арестовано и
      привлечено к уголовной ответственности по настоящему делу 25 человек
    Осуждения
      Особое Совещание при МГБ СССР 
      28/08/1945 
      Обвинение "участник антисоветской организации "ИПХ"" 
      Статья ст.58–10 ч.2,58–11 УК РСФСР 
      Приговор 8 лет ИТЛ 
      27 июня 1945г. было составлено "Обвинительное заключение":
         "В управление НКГБ по Рязанской обл. поступили данные, что на территории
          Трубетчинского, Добровского, Данковского и других районов Рязанской обл.
          продолжают существовать отдельные группы антисоветской организации,
          именуемой "Истинно-Православные Христиане" ("ИПХ"), участники которой
          проводят активную антисоветскую подрывную деятельность...
          Деятельность организации, будучи обличена в религиозную форму, путем
          толкования в антисоветском духе евангелия, направлялась на непризнание
          Советской власти, на неподчинение ее законам и распоряжениям, противодействуя
          всем ее мероприятиям и т.д.
          Участники организации вели паразитический образ жизни, нигде не работали,
          занимались хищением хлеба с колхозных полей, детей в школы не пускали и
          воспитывали их в духе ненависти к Советской власти.
          Для проведения антисоветской работы среди участников организации периодически
          созывались нелегальные сборища, на которых велась активная агитация
          антисоветского характера.
          После нападения фашистской Германии на Советский Союз, антисоветская
          организация значительно активизировала свою деятельность.
          Активная антисоветская агитация содержала в себе чаяния свержения Советской
          власти, в результате поражения Красной Армии и популяризацию немецкой
          армии, как "меч господний", посланный для уничтожения "антихристовой"
          Советской власти.
          Наряду с этим была развернута широкая вербовка новых членов и агитация
          за уклонение от службы в Красной Армии, выход из колхозов, саботирование
          колхозных и оборонных работ, за отказ от участия в подписки на займы,
          неуплату госналогов и невыполнение других гособязательств...
          Все лица, привлеченные к ответственности по настоящему делу, на протяжении
          всей войны Советского Союза с Германией нигде не работали, Советскую власть
          не признавали, ее законам не подчинялись, мероприятия, проводимые Советской
          властью, не выполняли, от трудфронта уклонялись, и большинство из них проживали
          на нелегальном и полулегальном положении...
          Поликанов Семен Ильич — участник антисоветской организации с 1942 года.
          В колхоз не вступал, Советскую власть не признавал, ее законам не подчинялся.
          От трудфронта уклонялся, проживал на нелегальном положении, у себя в доме
          устраивал и лично проводил нелегальные сборища. В антисоветскую организацию
          вовлек свою племянницу Поликанову Евдокию Сергеевну...
          Все участники организации "ИПХ" виновными себя признали и показали, что на
          путь борьбы с Советской властью они встали в силу своих антисоветских
          религиозных убеждений, от которых они не отказываются.
          В антисоветской деятельности... изобличаются показаниями обвиняемых, а также
          показаниями свидетелей и другими материалами дела...
          Следственное дело N 21 .... считать законченным и... направить на рассмотрение
          Особого Совещание при НКВД СССР...
          Полагал бы определить меру наказания: 10 лет ИТЛ — Третьяковой Е.Л. и
          Поликанову С.И.,...".
      28 августа 1945г. Семен Ильич Поликанов был приговорен к 8 годам ИТЛ
    Места заключения
      ИТЛ 
      Год начала 1945 
      Отбывал заключение в ИТЛ. Из его воспоминаний:
          "На второй неделе Великого поста случилось что-то совершенно непонятное.
           Меня привели к майору, начальнику лагеря... и тот повел со мной прямо-таки
           задушевную беседу:
             "... Ты у нас вроде бы самый честный — да дело даже не в этом. Фанатик
              ведь ты религиозный, и твои убеждения не позволят тебе воровать.
              Как там в заповедях-то? "Не укради"? Так что иди и принимай
              [продуктовый] склад".
           Вот ведь змий коварный! И не знал майор, что не так давно я случайно
           подслушал его разговор с "кумом" лагеря. Офицеры поспорили, что какие бы высокие
           убеждения не были у человека, но до предела изможденный, хронически
           голодный, он все равно соблазнится, если получит возможность, пусть
           незаконно, "подтырить хавку".
           И особенное иезуитство заключалось в том, что поставить меня на склад
           решили в дни Великого поста. Такой вот эксперимент. А я действительно
           был уже доходягой. Острое чувство голода не покидало меня ни на минуту.
           И спастись от этого мучительного истязания желудка можно было только
           молитвой. Что я и делал постоянно, хоть это и очень не нравилось
           руководству лагеря. В наказание меня посылали на еще более тяжкие работы,
           надолго заключали в карцер, где вообще, можно сказать, не кормили.
           Но тело-то можно сломить, а душу? Я однажды прямо так и сказал "куму":
              "Ну как ты запретишь мне постоянно творить молитву бессловесно —
               в уме и сердце моих"?
           Тот только рукой безнадежно махнул:
              "Фанатик он и есть фанатик".
           Но все же отступился от меня.
           И вот стал я главным человеком на продуктовом складе — такое искушение
           мне придумали.
           Поначалу я чуть в обморок не упал от нахлынувших на меня вкуснейших и
           давно забытых запахов. Ведь на складе хранились не только мешки с самой
           дешевой крупой для заключенных, подгнившей капустой и бросовой рыбешкой.
           В отдельном закутке для начальства стояли коробы со сливочным маслом,
           висела копченая свинина, даже коричневые круги колбасы лежали. И ящики с
           сахаром. Если хоть по чуть-чуть от всего этого богатства отщипнуть —
           скоро с дистрофией справишься.
           Только после утренней поверки все снова увидели меня в лагерной столовой.
           Я, как и все, хлебал баланду, зажевывая ее черствым куском суррогатного
           хлеба. И так продолжалось день, два, три, неделю.
           А потом меня снова вызвал начальник лагеря. С удивлением посмотрел на мою
           все такую же высохшую до предела фигуру, заострившийся нос и крякнул:
              "Неужто и вправду на складе ничем не попользовался?" — спросил недоуменно.
              "Так ведь Великий пост", — ответил я.
              "Вот уж действительно не в коня корм", — резюмировал майор и тут же
           с досадой распорядился перевести меня обратно на общие работы.
           Не удался, видишь ли, у него эксперимент.
           А уже приближалась Святая Пасха: шла Страстная седмица.
           Нашей бригаде выпала очень тяжелая работа: мы занимались выкорчевкой пней
           на большом участке...
           И тут кто-то сказал:
              "А ведь вот такие же дни для Христа тоже были самыми трудными.
               Не зря неделя называется Страстной".
           И все загомонили:
              "Семен, Семен, ты в религии силен, за это и сидишь, расскажи, что
               в эту неделю было с Иисусом".
           Где уж тут рассказывать, только бы дыхание перевести, но я все же,
           натужно работая ломом, начал говорить о страстях Христовых.
           Начал с Тайной вечери, а вот до Великой субботы добраться не успел:
           обед привезли. А после обеда товарищи отстранили меня от работы: уж очень
           интересно было им послушать, как это Сам Сын Господень попал в ад...
           Так Он победил смерть и дал людям возможность для спасения и вечной жизни.
           Тихо стало на поляне. И даже конвоир, все время прислушивающийся к моему
           рассказу, застыл, как соляной столб...
           На саму Пасху, в воскресение, нас не повели на работу, оставили в бараках.
           И мы стали праздновать Святое Воскресение Христово. Возможностей у нас
           было, конечно, мало, но накануне мы соединили все наши хлебные пайки,
           раздобыли немножко сахарного песка и из всего этого слепили общую пасху

           — благо хлеб мялся, как глина. На верхушке пасхи вылепили крест и обсыпали
           все сахаром. Вскипятили воду, заварили сбереженный чаек — и просто
           настоящий по лагерным меркам праздник у нас получился!
           И словно на воле, по всему бараку слышались самые главные, самые великие
           слова: "Христос Воскресе! Воистину Воскресе!".
           И забыли зэки все тяготы лагерной жизни, все стали такими благостными,
           добродушными, вспоминали вольную жизнь, родных и близких.
           Одним словом, Христос пусть на один день, но и нас будто бы выпустил
           из ада...
           Тут ко мне подошел один из лагерников и попросил выйти из барака.
           Я приоткрыл тяжелые двери. У входа стоял тот самый конвоир, который
           присутствовал при моем рассказе о Страстной седмице...
             "Спасибо тебе, — взволнованно произнес он. — Я послушал тебя, и будто
              в душе все перевернулось. И как это я до сих пор без Христа жил?
              А это тебе", — и он протянул мне красное пасхальное яичко"

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ